«Бояться мигрантов нас научили популисты»

На рубежах Чехии, Польши, Австрии, ФРГ и Словакии вновь введен временный пограничный контроль. Причина – нарастание нелдегальной миграции в Европу.

«Страны ЕС имеют право так поступать, вводить пограничный контроль, но это лишь доказательство кризисной ситуации европейской миграционной политики и системы предоставления убежища. Каждое членское государство ищет решение проблемы отдельно от других. На общем уровне проблема не решается», – обращает внимание Магда Фалтова, директор Ассоциации по интеграции и миграции.

Магда Фалтова | Фото: Jana Přinosilová,  Český rozhlas

«Заграждения и патрули на дорогах не являются долгосрочным решением. Возможно, если направить больше усилий на выработку общей позиции и перестройку всей         системы, делая ее более гуманной, результаты могли бы быть позитивнее», – считает Магда Фалтова.

– В настоящий момент патрули, проверяющие документы, поставленную задачу выполняют. Однако, все давно знают, что мигранты идут через Польшу, Чехию, Венгрию. Маршрут ясен. Но, главной проблемы проверки на дорогах не отстранят. Ситуация повторяется ежегодно и всем ясно, что будет дальше. Настанет зима и поток мигрантов сократится – в плохую погоду передвигаться через горы сложнее и опаснее. Поток мигрантов зимой поредеет, патрулирование отменят, но в следующем году мы вновь будем заниматься тем же самым.

Единственная польза от введения пограничного контроля, обращает внимание директор Ассоциации по интеграции и миграции, в том, что попадутся некоторые контрабандисты, занимающиеся нелегальным переводом людей через границы. С этим необходимо бороться, подчеркивает Магда Фалтова, но одновременно добавляет, что никто не гарантирует, что на место арестованных контрабандистов на следующий день не встанут по трое следующих.

– Пограничное патрулирование не может быть эффективным длительное время и его осуществление не приведет к тому, чтобы исчезла организованная преступность. Введенные меры на нее не влияют. За преступления поплатится не преступная система, а лишь конкретные контрабандисты.

Фото: René Volfík,  iROZHLAS.cz

В настоящее время ожил так называемый «балканский миграционный маршрут». Кто им пользуется в первую очередь, чтобы попасть в Европу?

– В основном афганцы и сирийцы, но есть и другие, включая тех, кто не пришел из регионов, охваченных военными конфликтами, то есть экономические мигранты. Поток смешанный. Но, основная часть мигрантов происходит из Афганистана и Сирии. Есть мигранты также из других стран, где они не могут жить, так как подвергаются преследованиям.

Директор чешской Ассоциации по интеграции и миграции подчеркивает, что для большей части попадающих в Европу мигрантов Чехия целевой точкой не является. В большинстве своем они направляются в скандинавские государства, в ФРГ. Часто нелегальные мигранты преследуют цель воссоединения с той частью своей семьи, которая уже находится в Европе. Во время подачи заявления на предоставление убежища в той или иной стране, инстанции должны обращать внимание на наличие у просителя семьи, которая уже обладает легальными документами на пребывание. В этом случае ситуация упрощается. В случае сирийцев и афганцев, чаще всего получение убежища упрощается, так как речь идет о странах происхождения, куда нелегалов, по европейским законам, нельзя вернуть – для них там просто опасно, и жизнь в случае возвращения окажется под угрозой.

Центрально-европейские государства сопротивляются притоку мигрантов. Возможно, это связано с тем, что в странах региона были приняты сотни тысяч спасающихся от войны беженцев из Украины.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

– Это одна из причин, и она всем понятна. Однако, я надеялась, что прием беженцев из Украины нам доказал, что мы можем принимать мигрантов. Система не развалилась, хотя изначально нам и говорили, что страна способна одномоментно принять только 5000 мигрантов. Приняли сотни тысяч и выстояли. В случае мигрантов из Сирии или Афганистана мы сейчас говорим лишь о сотнях человек, причем большинство из них мигранты-транзитники. Да, сейчас наши «мощности по приему мигрантов» практически исчерпаны, но это не означает, что мы вовсе не можем принять людей, которые имеют право на нашу защиту.

По мнению Магды Фалтовой, стремление всеми силами препятствовать приходу мигрантов связано в первую очередь с политикой популизма.

– Воцарившийся здесь страх по поводу мигрантов, я считаю, в первую очередь результат популистской политики. Эту карту разыгрывают практически все партии. Популизм по поводу мигрантов страх в обществе культивировал. И сейчас нам от него избавиться никак не удается. Я считаю его иррациональным. Да, мы имеем право требовать от мигрантов выполнения их обязанностей, мы можем устанавливать правила и определять обязанности, но в случае неукраинских беженцев мы не делаем даже этого.

Фото: René Volfík,  iROZHLAS.cz

Магда Фалтова признает, что миграция связана с определенным риском, но также напоминает, что интеграция пришлых в общество – это процесс, причем обоюдный. И нет доказательств того, что представители какой-то этнической группы не могут интегрироваться в общество, которое для них по духу и культуре является весьма отдаленным. В Чехии, например, десятки лет живут многие сирийские семьи. Сами чехи также расселены по всему миру и тем самым доказывают, что интеграция возможна.

«Мы должны осознать, что миграцию невозможно остановить. Это естественный процесс, в мире мигрирует около 3% людей. Чехи также мигрируют, живут в культурно разных странах и умудряются интегрироваться. Надо понять, что границу невозможно перекрыть наглухо, превратить ее в неприступную крепостную стену. Мы должны искать пути, которые позволят этим людям приезжать легально. Тогда будет легче и отказать, если нет основания, и возвращать их обратно. Однако, обязательно должен существовать легальный путь. Его необходимо открыть, а сейчас он просто не существует», – подчеркивает Магда Фалтова, директор чешской Ассоциации по интеграции и миграции.

ключевое слово:
аудио