Чешский индолог: К переводу «Упанишад» я готовился двадцать лет

Душан Збавител со своей книгой 'Индуизм и его дороги к совершенству' (Фото: ЧТК)

Сегодня мы продолжаем знакомство с выдающимся чешским индологом Душаном Збавителем, о котором начали рассказ 9 марта, в «Радиогазете». Но сначала немного истории.

Душан Збавител со своей книгой 'Индуизм и его пути к совершенству' (Фото: ЧТК)
Первыми чешскими учеными, серьезно заинтересовавшимися индологией, в начале 19 века стали лидеры движения национального возрождения, выдающиеся ученые Й.Добровский и Й.Юнгманн. Интересно, что поэзию с санскрита переводил и знаменитый чешский физиолог Ян Эвангелиста Пуркине. Позже чешская индология сосредоточилась на культурную пропаганду Индии, ее главной целью стало ознакомление чехов с традициями и культурным контекстом Индии. Как оценивает Душан Збавител лепту, вложенную чешскими ориенталистами во всемирную индологию?

«Что касается чешского вклада во всемирную индологию, не считаю его особо значительным, но стоит упомянуть профессора Лесны, основоположника нашей современной индологии до Второй мировой войны, потом его продолжателя Фриша - знатока классической индийской поэзии, написавшего о ней несколько научных трудов. Но очень интересно то, что у нас уже в 50-е годы начали преподавать современные индийские языки. Западная индология сосредоточилась на узкий профиль - старую Индию, а у нас в университетах проходило обучение хинди, бенгальскому, тамильскому (официальный язык индийского штата Тамилнад, относится к дравидийским языкам. Тамильский алфавит восходит к брахми, - прим. ред.). Один из наших тамилологов, профессор Звелебил даже очень прославился и является известным ученым в области тамильского языка и литературы, преподавал во многих западных университетах».

На вопрос, считает ли Душан Збавител себя индуистом, ученый отвечает, что, в истинном смысле этого слова западный человек не может им стать, и добавляет: Принципы индуизма постепенно вошли в мою жизнь, я руководствуюсь ими. Это, прежде всего, стремление не причинять никому зло, стремление жить справедливой жизнью в мире. Я также верю в реинкарнацию - перевоплощение.

- В 1987 г. Институт исследований наследия Р. Тагора в Калькутте удостоил Вас титула «Учителя, исследующего творчество Тагора». Что послужило первоначальным импульсом к знакомству с его творчеством?

«С Рабиндратом Тагором и, практически, с Индией я впервые познакомился, будучи студентом средней школы. Тогда мне в руки попала его любовная лирика и песни духовного содержания из сборника "Гитанджали" ("Жертвенные песни"), за кoторые он был награжден Нобелевской премией. Меня очень увлекла поэзия Тагора и его биография, в предисловии к которой профессор Лесны написал, что поэзию Рабиндраната Тагора невозможно перевести, настолько бенгальский язык благозвучен. После войны, однако, бенгали не преподавали в Карловом университете, поэтому я посещал вечерние курсы профессора Лесны, а в Университет поступил на курс индологии».

В 1951 г. Душан Збавител подготовил к изданию сборник Р. Тагора, который представлял так называемую прогрессивную часть его творчества, стихи с подтекстом социального протеста и протеста против колониального господства. Книгу в издательстве Mlada fronta приняли благосклонно и собирались издать, однако, в свет она вышла лишь через 5 лет.

«Мне вдруг сообщили, что из Москвы пришел приказ не издавать Тагора, так как это мистик - это были сталинские годы. Лишь в 1955 году нашелся отважный издатель, который решился выпустить мою книгу в свет. Позже, в 1961 году, во время празднования в Калькутте 100-летия со дня рождения Тагора, я повстречался с Верой Новиковой, которая в Ленинграде, в университете переводила Тагора. Она очень благодарила меня и сказала, что после того, как Тагор вышел на чешском, в Советском Союзе принялись рассматривать вопрос о возможности перевода его произведений на русский, и, в конце концов, было принято решение издать восьмитомное издание сочинений индийского писателя. И мне в юбилейном 1961 г. удалось издать еще три тома сочинений и с десяток книг Рабиндраната Тагора».

- Это не единственный случай, когда Вам удалось поддержать русских индологов. В 60-е годы вы являлись редактором журнала New Orient Bimonthly, который издавался на английском в Чехословакии, в нем печатались статьи русских ориенталистов, что они высоко ценили, так как в то время у них не было возможности публиковать на английском.

«Да, этот журнал мы основали с умыслом, чтобы он стал своеобразным мостом между западной ориенталистикой и восточной. Мы, наряду со статьями американских и других западных ученых, публиковали материалы советских ориенталистов, журнал предоставлял возможность для обмена взглядами и информацией, но, увы, это длилось лишь до 1968 г., когда Чехословакию оккупировали советские войска».

Вплоть до 1968 г. Душан Збавител занимался почти исключительно бенгальским языком и литературой, перевел, кроме произведений Р. Тагора, ряд книг с бенгали, однако после 1968 г, непосредственный его контакт с Бенгалией и ее научными кругами стал невозможным, и переводчик сосредоточил все усилия на работе над древней литературой Индии.

«В то время я писал книги о старой Индии, индуизме, истории индийского театра и о других аспектах древнеиндийской культуры и осознавал то, что среди достаточно широкого ряда переводов с индийского нам не достает того, что является основой этой литературы, «Упанишад». Я готовился к этому почти двадцать лет. После 1968 г. я вел курсы санскрита в пражской языковой школе и с некоторыми более продвинутыми студентами мы читали сложные тексты, в том числе «Упанишады». Поэтому некоторые «Упанишады» уже были мной в то время частично переведены. Позже, в 90-е годы, когда значительно возрос интерес к духовной жизни Индии и ее источникам, я решил вернуться к начатому и завершить эти переводы».

«Упанишады», можно сказать, повернули развитие индийского образа мышления и стали основой нового мышления, основой всех религий, возникших в Индии - не только индиузма, но, в определенном смысле слова, также буддизма и джинизма.

«Индуизм непосредственно основан на идеях, изложенные в «Упанишадах», идеи монотеизма, вере в единственного Бога, хотя он может скрываться под различными именами и под различными аспектами, а также вере в перевоплощение, законе кармы, который является законом воздаяния и возмездия за совершенное. И эти идеи сохранились и до сих пор влияют на образ мысли как простых индусов, так и образованных и являются прочной основой всей индийской культуры», подчеркивает Душан Збавител.

ключевое слово:
аудио