Что принесет России и Евросоюзу нефтяное эмбарго?

Европейская комиссия представила странам-членам ЕС проект шестого пакета санкций, призванного остановить вторжение России в Украину. Главным пунктом пакета является нефтяное эмбарго. Насколько эффективным может оказаться подобный шаг? Способно ли эмбарго существенно повлиять на российскую экономику? А на страны ЕС? На эти и другие вопросы в интервью «Чешскому Радио» ответил эксперт европейского экономического и социального комитета, экономист финансовой группы «Ческа споржителна» Петр Заградник.

Фото: ds_30,  Pixabay,  Pixabay License

В настоящий момент цены на нефть в мире реагируют не на возможное эмбарго со стороны Европейского союза, а на карантин по ковиду, введенный в Китае. Ведь КНР является крупнейшим в мире импортером нефти. В последние пару дней цены на нефть несколько снизились.

– Пакет санкций еще должен быть поддержан всеми странами ЕС. Если это произойдет, как изменятся цены в случае введения эмбарго на закупки российской нефти? Если цены на нефть будут расти, не сможет ли РФ на эмбарго еще и заработать?

Петр Заградник | Фото: Kateřina Cibulka,  Český rozhlas

– Да, конечно. И это реалии, которые существуют с начала этого года. Некоторое снижение цены в связи с ситуацией, сложившейся в Китае, носит очень временный характер. Россия, разумеется, в сумме достаточно существенно заработает. Если взять известную ключевую триаду полезных ископаемых – нефть, газ и уголь, – то Россия за два месяца войны заработала почти столько же, сколько за весь прошлый год. Так что это обеспечивает РФ принципиально важный доход. Именно поэтому Россия не прибегает в отношении нефти к тактике шантажа.

– При этом шантаж, состоящий в угрозах прекратить подачу энергоресурсов, – оружие, которое Россия использует в отношении Европы уже много лет.

Фото: Jernej Furman,  Flickr,  CC BY 2.0

– Россия привыкла шантажировать с помощью газа, который для нее имеет меньшее экономическое значение. Однако по поводу нефти со стороны России пока не прозвучало ни слова, – тут она ведет себя чрезвычайно осторожно. Доходы от продажи нефти и до возможного ее подорожания в три раза выше, чем от торговли газом, и я думаю, что Россия и все заинтересованные стороны прекрасно об этом знают.

– Способно ли все же введение эмбарго привести к падению доходов России?

Фото: Gerd Altmann,  Pixabay,  CC0

– Ситуация очень специфическая, поскольку еще до того, как произошел рост цен всех ключевых полезных ископаемых, зависимость российского бюджета от экспорта сырья достаточно явственно снизилась. Еще 10 лет назад это было около 50%, и тогда бюджет действительно зависел от этих доходов. Однако в результате последствий ограничений по ковиду, а не войны, эти цены начали быстро расти. Осенью прошлого года эта зависимость составляла «всего лишь» около 30%, а, по некоторым данным, и того меньше. Так что Россия подготовилась к тому, чтобы эта зависимость не была настолько существенной, чтобы оказать на ее экономику болезненное воздействие. Я полагаю, что для этого санкции должны быть абсолютными. Только если произойдет снижение доходов от продажи нефти в российский бюджет на 30%, РФ это достаточно сильно почувствует. А в теперешней ситуации до этого еще очень далеко.

– Насколько сильный эффект эмбарго будет иметь в обратном направлении? Всем странам ЕС, включая Германию, придется затянуть пояса?

Фото: Alexey_Hulsov,  Pixabay,  Pixabay License

– Думаю, все страны должны к этому подготовиться, но каждая по-своему. Зависимость как от российской нефти, так и от природного газа у отдельных членов ЕС существенно отличается. Чем географически ближе эти страны к России, тем зависимость больше, в то время как у западного и южного крыла ЕС, за исключением Италии, она гораздо ниже. Поэтому я считаю, что при введении санкций должна быть оставлена возможность выбора – и это не является нарушением единства позиции. Венгрия и Словакия чрезвычайно сильно зависят от российской нефти. Так что для них предполагается определенное исключение, чтобы они какое-то ограниченное время могли по-прежнему экспортировать нефть. А другие страны, у которых зависимость не столь велика и которые могут диверсифицировать поставки, должны подходить к вводу санкций гораздо более твердо и жестко, – считает экономист финансовой группы «Ческа споржителна» Петр Заградник.