День памяти Яна Гуса

Фото: Martin Leveneur, CC BY-ND 2.0

Каждый год 6 июля вся Чехия отмечает День памяти Яна Гуса. В этот день страна вспоминает мыслителя и проповедника, идеолога европейской Реформации. В 1412 году Гус, отлученный от католической церкви, после выступления против продажи индульгенций был вынужден покинуть Прагу. Два года выступал он с проповедями в Южной Чехии, пока в конце 1414 года его не вызвали на церковный собор в Констанце. Там, на соборе, Гус в открытой дискуссии надеялся защитить свое учение. Несмотря на охранную грамоту короля Сигизмунда I, Гус был схвачен и брошен в тюрьму. От своих убеждений Ян Гус не отказался, за что и был сожжен на костре.

Во имя истины Евангелия

Фото: public domain

Стоя у места своей казни, Гус сказал: «Во имя истины Евангелия, о которой я писал, проповедовал и которой учил других, я сегодня умираю с радостью и по доброй воле». Когда был зажжен огонь, и тело мученика охватили языки пламени, раздуваемого ветром с озера Боден, Ян Гус запел: «Иисус Христос, Сын Бога Живого, помилуй меня».

Какова была жизнь великого реформатора до того, как он прибыл в чешскую столицу и поступил в Пражский университет? Об этом нам рассказал Войтех Пекарик, священник Чехословацкой гуситской церкви и гид Центра Яна Гуса:

– В 1370 (по некоторым данным — в 1369-м) году в деревне Гусинец в небогатой семье родился Ян «из Гусинеца», позднее именовавший себя Яном Гусом. Мальчика отправили учиться в школу в соседнем городе. Возможно, причиной тому явилась бедность семьи: прокормить пять или шесть детей непросто, а священнику хлеб был всегда обеспечен. Согласно другой версии, инициаторами обучения Яна стали местные господа. Он посещал католическую школу в городе Прахатице, в часе ходьбы от родной деревни, и подрабатывал пением в церковных хорах. После окончания школы, примерно в шестнадцать лет, он отправляется учиться в Прагу.

Войтех Пекарик, фото: Зденька Кухинева

Поскольку крестьяне не имели права владеть землей, единственной реальной возможностью для бедного, незнатного человека чего-то добиться в жизни был путь священнослужения. Родителей Яна мало интересовали полученные им знания, главной целью было пробиться к относительно благополучной и обеспеченной жизни.

– Семья снимала комнату в одном из деревенских домов. Ян Гус вспоминал, что был очень старательным учеником и стремился поскорее стать священником, чтобы иметь собственное жилье. Уже обосновавшись в Праге, он несколько раз навестил родной дом. Впервые он вернулся в Гусинец, когда был изгнан из столицы и жил на юге Чехии в деревеньке Кози Градек. Нередко говорят, что он приехал навестить мать перед судьбоносным путешествием в Констанц, но, скорее всего, это легенда.

«Так же, как этот куст, и я окончу свою жизнь в огне»

Фото: Markéta Vejvodová, Чешское радио

Существует множество историй и легенд о жизни Яна Гуса, о его проповедях, о беседах с императором Сигизмундом I Люксембургским, учениками и простым людом. Есть легенда, связанная и с его родной деревней.

– Недалеко от деревни Гусинец в живописном ущелье находится скала Яна Гуса, опершись на которую, согласно легенде, он любил отдыхать по дороге из школы. Говорят, что в скале даже остался отпечаток его головы. Рассказывают также, что однажды он спрятался у этой скалы от грозы. Росший неподалеку куст загорелся от удара молнии. Мать Яна отправилась ему навстречу и нашла его завороженно глядящим на горящий куст. Ян указал на пламя и сказал: «Так же, как этот куст, и я окончу свою жизнь в огне».

В Праге с именем Яна Гуса связан столичный университет

Карлов университет, фото: Ральф Ролечек, Wikimedia Commons, CC BY-NC-ND 3.0

«Яна Гуса все хорошо знают, как церковного реформатора и религиозного мыслителя. Однако несколько на второй план отошел тот факт, что это был еще и выдающийся университетский педагог, который во время академического года 1409-1410 являлся также и ректором пражского университета», – рассказала Ленка Вашкова, сотрудник Архива Карлова университета.

Для Яна Гуса абсолютным авторитетом является фигура Христа, включая финал его жизни. Церковным реформатором движет не стремление достигнуть – «относительно возможного», как многими, а необходимость достичь – «максимального».

Ян Гус акцентирует свободу проповеди, поддерживает идею перевода Библии на чешский язык, одновременно заявляя, что обычные люди способны не только читать ее, но и истолковывать Писание. В это же время проповедники-реформаторы, современники Яна Гуса, начинают практиковать причастие верующих обоими способами, то есть хлебом и вином, как напоминание о Тайной вечере Христа. Одновременно с осуждением образа жизни священников у Яна Гуса появляется и следующая идея, с которой Католическая церковь не смогла справиться до сих пор. Она заключается в том, что если священник живет в грехе, и в то же время исповедует, отпускает грехи и причащает, то такое причастие не имеет своей силы. Ян Гус выступает против индульгенций – купонов на сокращение срока покаяния, которыми себя церковь дискредитировала большую часть времени своего существования, и оказывается в конфликте с архиепископством и с королевской властью.

В 1412 году на него возложен интердикт и ему приходится покинуть Прагу. За преданность своим идеям Ян Гус расплачивается собственной жизнью, но его учение продолжает цвести в душах последователей.

Особым местом поминовения Яна Гуса в Праге является Вифлеемская часовня

Бетлемская часовня, фото: Екатерина Сташевская

Часовня, возведенная здесь в 1391 году, предназначалась для проведения проповедей на чешском языке, которые были организованы сторонниками реформации. Поскольку тут не проводились богослужения, то также отсутствовали ризница и пресвитерий. С 1402 года здесь начал активно проповедовать Ян Гус.

Говорит экскурсовод Ольга Кузнецова: Известно, что Гус выступал за очищение католической церкви. В стенах часовни, где он обращался к горожанам, похоронены первые жертвы гуситского движения. Поговаривают, что его проповеди частенько посещала и сама королева София Баварская, вторая супруга Вацлава IV, – она была активной сторонницей Яна Гуса. Свою последнюю проповедь в Вифлеемской часовне он прочитал в 1413 году. Далее с этим местом связывалась лишь память о нем. В начале XVII века, после поражения протестантов в битве на Белой горе, император Фердинанд II приказал передать часовню иезуитам, под управлением которых она и осталась вплоть до своего разрушения в 1786 году. Последующая судьба часовни была довольно печальной: старое поврежденное здание было разрушено, остался только фундамент и стены до уровня второго этажа. В 30-е гг. XIX века на этом месте был построен жилой дом, простоявший на Бетлемской площади до 1948 года. Несмотря на то что идея о возрождении часовни в память Яна Гуса возникла еще в начале XX века, реализовать этот проект удалось лишь после февральского коммунистического переворота 1948 года – когда появилась возможность национализировать дом. По мнению специалистов, сегодня она выглядит точно так же, как и в конце XIV – начале XV вв.

Эта часовня, ставшая колыбелью чешской Реформации, является местом проведения поминальной службы по Яну Гусу.

Alfons Mucha: Jan Hus, Betlémská kaple, фото: public domain

Подробнее рассказал патриарх Чехословацкой гуситской церкви Томаш Бутта: Традиция почитания памяти Яна Гуса уходит корнями далеко в прошлое, его начали почитать еще в Средневековье: с 1416 года проводились поминальные службы, Ян Гус и Иероним Пражский были причислены к лику мучеников. Чехословацкая гуситская церковь продолжает эту традицию. В 1920 году, в год основания нашей Церкви, нами была проведена первая поминальная месса на Староместской площади в Праге, в ней приняло участие множество людей. Яна Гуса вспоминают и в других городах Чехии, среди которых и Гусинец, и Кози Градек, но в первую очередь, конечно, в Праге.

Вифлеемская часовня была тесно связана с Карловым университетом, ректором которого был в те годы Ян Гус. Он проповедовал здесь до 1412 года, когда был вынужден покинуть Прагу.

А евхаристия в этой часовне все же была проведена, но произошло это уже тогда, когда Гус находился в заключении в Констанце, причем причащали прихожан хлебом и вином, символизирующими тело и кровь Христову — то есть именно так, как считал правильным Ян Гус, а не как предписывали догматы католичества.

Вслед за Яном Гусом на костре запылали и останки человека, чьи идеи вдохновили его. По приказу Констанцского собора останки Джона Уклифа были выкопаны и также сожжены, а прах развеян над рекой.

Фото: Adriana Krobová, Чешское радио

Великий еретик – если он проповедовал воду, то, действительно, воду и пил

Фото: Skara kommun, CC BY 2.0

«Костнанц должен был стать могилой всего реформаторского течения, чего, однако, не произошло. После смерти короля Вацлава IV в 1419 году чешское королевство как будто потеряло свою последнюю опору и вступило в первую фазу гуситской революции. Нельзя сказать, что Ян Гус являлся великим революционером, но, без сомнения, он является великим еретиком, великим реформатором, которого, несмотря на все его сомнения и колебания, стоит уважать за неуклонное соблюдение учения Христа. С этого пути Ян Гус не сошел ни разу, что до сих пор остается его главным духовным наследием», – подчеркивает историк Мирослав Калоусек.

Духовное наследие Яна Гуса уже на протяжении шести веков притягивает к себе внимание общественности, теологов, историков, а также и политиков. В разные исторические эпохи личность Яна Гуса выдвигается в другом контексте.

Josef Mathauser: Jan Hus, фото: public domain

«В истории чешского народа можно найти много выдающихся исторических личностей, но Ян Гус среди них занимает особое и значительное место. Во-первых, необходимо сказать о его нравственной позиции. Кончено, это может прозвучать, как некое клише, но особое место он занимает именно потому, что был готов за свои убеждения заплатить жизнью. Это пример для подражания. Естественно, оценка личности Яна Гуса, его так называемая «вторая жизнь», менялась в соответствии с историческими перипетиями в развитии чешского народа. Сегодня даже может показаться, что приверженность идеям Гуса - «гуситство» воспринимается скорее негативно. Но я думаю, что это не совсем точно. В каждой исторической эпохе найдутся свои позитивные и негативные стороны. Причем это относится не только к периоду правления Карла IV, но и к последующему периоду, так называемому «продолжительному гуситскому столетию», - полагает историк, заведующий Отделением древней истории чешского народа пражского Национального музея Мартин Мусилек.

С этим согласен и директор Гуситского музея в городе Табор, куратор исторических коллекций и церковный историк Якуб Смрчка: «Я к личности Яна Гуса отношусь с большим уважением, которое усиливается по мере того, как я узнаю новые подробности о жизни реформатора. Конечно, как каждый человек, он совершал ошибки, но смог их исправить. Взгляды Яна Гуса для общества того времени я считаю принципиально важными. При этом я не стремлюсь превратить Яна Гуса в святого, однако, формат его личности признать необходимо.

Якуб Смрчка, фото: Andrea Poláková, Чешское радио

Если он проповедовал воду, то, действительно, воду и пил. У него были свои взгляды, свои убеждения, которых он не нарушал. Уж точно у Яна Гуса не было умысла целенаправленно уничтожать авторитет церкви, за что он был осужден Констанцским собором. Наоборот, Ян Гус стремился церковь преобразить, улучшить ее. В этом отношении он являлся последователем множества реформаторских начинаний, течений, идей своего времени, появившихся как в чешских землях, так и во всей Европе. С этими реформаторскими начинаниями Ян Гус был связан не только духовно, но и практически, всеми совершаемыми им поступками».

Подтверждением этого, считает историк Якуб Смрчка, можно считать уже то, что Ян Гус стал проповедником именно пражской Вифлеемской часовни, возведенной на средства фонда Яна Милича из Кромержижа.

Ян Гус, подчеркивает Якуб Смрчка, стал прямым продолжателем деятельности этого фонда: «Этот фонд преследовал социальные цели. Он не просто призывал к каким-либо реформам, а осуществлял совершенно конкретную деятельность – помогал пражским проституткам вырваться из сексуального рабства. А для этого требовались значительные финансовые расходы.

Мемориальная доска, посвященная проповеднику Яну Желивскому, фото: Кристина Макова, Архив Чешского Радио

Данное обстоятельство еще больше выявляет формат и силу личности Яна Гуса, который, благодаря харизме притягивал на свою сторону, как простых людей, так и образованные слои – студентов, знать, вплоть до самых высших кругов.

Ян Гус расширил существовавшее в зачаточном состоянии реформаторское движение и дал толчок гуситской революции, хотя сам революционером и не являлся.

Наоборот, уличные шествия и насилие приводили его в состояние сильнейшего расстройства. Ян Гус не был революционным трибуном, коим, например, являлся Ян Желивски. Однако, что я считаю очень важным, он был упорным человеком».

Фото: public Domain

Современное чешское общество хранит в себе достаточно пестрый спектр взглядов на личность Яна Гуса и его поступки. Этот своеобразный коктейль разных оценок начал формироваться в первой половине XIX столетия, разъясняет директор Гуситского музея в городе Табор Якуб Смрчка.

В период чешского национального возрождения, сопровождавшегося стремлением к политической эмансипации народа, которое, впрочем, вовсе не всегда должно было вести к созданию собственной республики, существовало либеральное движение, перенятое из Европы, и почитавшее Яна Гуса именно в качестве либерала. Оно предоставило чешским политикам и общественным деятелям, бравшимся за «чешский вопрос», необходимую основу для дальнейшего развития собственных постулатов.

– «Когда Франтишек Палацкий охарактеризовал эпоху гуситов в качестве вершины, «золотого периода» чешской истории, во время которого народ достиг высочайшей степени самоопределения (в это время проходили выборы правителя, чешский Земский сейм управлял чешскими землями независимо, и независимость эта поддерживалась военной силой, обладавшей конструктивным потенциалом стремления к созданию государства), тогда гуситы стали символом для политической и культурной эмансипации народа.

Фото: Мартина Шнайбергова

Это был противовес взгляду, существовавшим в эпоху барокко, когда любые реформаторские идеи осуждались, как ересь. Одновременно на сцене появлялся и современный антиклерикализм, чьим ярким представителем являлся Карел Гавличек Боровский, превративший Яна Гуса, считавшегося чешскими утраквистами святым аббатом, в антицерковную личность и ярого сторонника антиклерикализма. Это абсолютно противоположный взгляд на личность Яна Гуса, который, однако, по сей день жив в недрах чешского общества».

Самое же серьезное влияние на восприятие личности Яна Гуса в чешском обществе, обращает внимание историк Якуб Смрчка, оказал социалистический период: «За основу был принят взгляд периода национального возрождения, в который внедрилось революционно-марксистское толкование истории. И взгляд этот на личность Яна Гуса укоренился достаточно основательно, что весьма усложняет поиск иных граней в идеях реформатора Яна Гуса. Однако я думаю, что современное чешское общество Яном Гусом интересуется и предпринимает попытки поиска иных точек зрения».

Фото: alh1, CC BY-ND 2.0
ключевое слово:
аудио