«Дейвицкий театр и «табакерка»: зрителю понятно, что его не обманывают»

Иван Троян (Фото: www.dejvickedivadlo.cz)

В середине ноября на Малой сцене МХТ им. Чехова завершились гастроли одного из наиболее интересных творческих коллективов Праги - Дейвицкого театра, который привез спектакль Петра Зеленки «Теремин» и постановку Мирослава Кробота «Обломов». Спектакли - как интерпретация классики, так и история о Льве Термене, о котором один критик метко заметил: « ...одарен, по-видимому, не менее Леонардо да Винчи, однако ухитрился родиться в конце девятнадцатого века в России», были приняты московской публикой с большим интересом. Вскоре в рамках «Русского сезона 2006» пражских зрителей порадует гастролями - в этом не сомневается никто - Московский театр Олега Табакова. А поскольку гастроли чешского и русского театров своим прохождением во многом обязаны действенной организационной и финансовой поддержке компании «Рускоммарт», предоставим слово ее директору Ирене Гумилевской, которая искренне «болела» за пражан в Москве, а в декабре будет «болеть» за «табакерку» в Праге.

«Я считаю, что в России чешский театр был принят очень тепло, даже сверх наших ожиданий, несмотря на то, что в то же время проходило множество фестивалей и премьер, и мы опасались, что это потеряется в массе событий. Но МХТ богат своими поклонниками, люди пришли, зная заранее, что будет чешский театр, есть откровенные любители чешского искусства, которые пришли и специально готовились к этому событию. Надо сказать, что Дейвицкий театр оправдал надежды, были овации и цветы, были поклонники, и, по всем правилам, главный герой Иван Троян получил множество поцелуев и букетов от поклонниц. Было ощущение единения с залом, потому что, наверное, существует такая параллель между Дейвицким театром и «табакеркой»: зрителю сразу же становится понятно, что его не обманывают, и то, что происходит на сцене, происходит по-настоящему, и люди не играют, а живут. И было в очередной раз понятно, что этот выбор Олега Павловича обусловлен этой театральной школой, и что все ему где-то очень близко».

- Тем не менее, чешский Обломов сильно отличается от традиционного понимания русскими образа Обломова. Какова была реакция публики на образ в интерпретации Ивана Трояна?

«Нельзя сказать, что это был экспериментальный Обломов, потому что все происходило в классических рамках, были показаны такие ситуации, которым был присущ шутливый тон, и все происходит смешно и нелепо где некоторые вещи обыгрываются по-новому и непривычно для нас. Но главная линия такой и осталась - это безграничная обломовская душа, выбор его способа жизни. Он не выглядел смешным, он выглядел свободным человеком, может быть, свободнее всех остальных, потому что его способ жизни был его собственным выбором. И все-таки вывод в конце представления, наверное, совпал с русской линией: человек большой души, он в итоге остался сильным».

- Вторым спектаклем, представленным Дейвицким театром в Москве, стал «Теремин». Была ли осуществлена в России постановка «Теремина» или, может быть, существует литературная версия этой истории?

«Я знаю, что Сергей Федотов, режиссер пермского театра «У моста» поставил «Теремина» первым в России. Это, наверное, произошло год назад.

- То есть, чешский и российский режиссеры параллельно работали над этой постановкой?

«Да, я думаю, что это было с благословления Петра Зеленки. Федотов был в прошлом году в Праге и, видимо, договорился о постановке в России. К сожалению, постановки Федотова я не видела, а то, что чехи показали в Москве, было феерическое зрелище. Наверное, у многих даже возникло впечатление, что это близко к киноверсии, кстати, сейчас идет работа над кино-проектом с одноименным названием этого же режиссера (Петра Зеленки - прим. ред.) с Иваном Трояном в роли главного героя. Наверное, русского зрителя подкупало и то, что это все-таки русская фигура, русский персонаж, о котором в России, кстати, известно меньше, чем в Чехии. Это был такой засекреченный человек, всю жизнь проработавший на советскую разведку, и никто из пришедших в театр до спектакля, наверное, не знал и не мог знать, что и подслушивающее устройство, и сигнализация, и детектор лжи, и радио-няня были изобретены Терменом. И терменвокс, прообраз синтезатора, это всего лишь одно из изобретений, которое было легализовано, так как не было секретным, все остальное было засекречено. Вдобавок к этому это история, овеянная тайной и трагедией, потому что Термен был несвободен, спецслужбы вынуждали его жить так, как он жил, в заложниках в России оставалась его семья, а он был вынужден работать в Америке и заниматься промышленным шпионажем».

- Вы упоминали о возможной киноверсии «Теремина», но совсем недавно Петр Зеленка обмолвился, что если бы даже он хотел снять фильм, то натолкнулся бы на огромные финансовые трудности. Как вам думается, этот проект все-таки реален?

«Я думаю, что еще, действительно, рано говорить о том, что проект совершается, все пока, скорее, в стадии разработки, но думаю, что есть интерес у тех, кто мог бы поддержать этот проект, потому что пока ведь не было еще неудач у Петра Зеленки и все его предыдущие киноработы пользовались огромным успехом».

- Еще один из проектов находится в стадии разработки, я имею в виду планы на рождение фестиваля русского театра в Чехии ...

«Да, в этом году мы не стали заявлять приезд театра Табакова, как нулевой или первый год фестиваля, это, скорее, такой пролог, проба сил, проба зрительского отклика, чтобы понять, насколько это востребовано в Чехии. Вот сейчас, можно сказать, так как осталось меньше трех недель до гастролей, о реакции чешского зрителя: ни одного билета в кассах нет, а интерес к театру огромен и, наверное, можно было вместить как минимум еще два больших спектакля. Поэтому есть ощущение, что выбор был сделан правильно, и мы хотели бы сделать это такой хорошей традицией. Я надеюсь, что у нас это получится с помощью наших партнеров, которые уже поддержали нас в этом году, и мы хотели бы показать чешским зрителям не только московские коллективы, но и провинциальные, очень талантливые театры, которых довольно много в России. Наверное, таким патроном с русской стороны мог бы выступить Олег Табаков, а с чешской это мог бы быть Ян Качер. Мы надеемся, что это могло бы сблизить нас и наши культуры, которые имели огромное взаимное влияние друг на друга 40-30 лет назад. Последние годы охлаждения, наверное, еще раз подтвердили то, что русский и чешский театр очень близки и им необходимо чаще общаться друг с другом, чаще обмениваться, чтобы культуры взаимно обогащались».

- Режиссер и автор пьесы «Теремин» Петр Зеленка перед отъездом в Москву возлагал также надежду на то, чтобы чешские актеры были замечены в России и, может быть, приглашены на российскую сцену или съемки. Как вы думаете, наметились какие-то линии сотрудничества?

«Я думаю, что и сам Петр Зеленка, и Иван Троян были два наиболее востребованных человека из труппы Дейвицкого театра. Я так понимаю, что поступили уже предложения от кинокритиков и от тех, кто производит отбор фильмов для фестивалей, наверное, и от режиссеров. Общение было очень плодотворным и, думаю, в результате этих гастролей возникнут новые проекты», - говорит Ирена Гумилевская.

«Обломов» (Фото: www.dejvickedivadlo.cz)
s
«Теремин» (Фото: www.dejvickedivadlo.cz)
ключевое слово:
аудио