Культура как инструмент дипломатии и территория свободы

Чешский центр, проект «Свобода. Взгляд молодого поколения», фото: Маркета Кахликова

Культурная дипломатия в чешской внешней политике остается той «мягкой силой», которая формирует имидж Чешской Республики за рубежом и одновременно позволяет поднимать такие важные вопросы как права человека и борьба с дезинформацией. Чем отличается культурная дипломатия от пропаганды, как противостоять манипуляциям, и как Чехии вести культурную работу в сегодняшней России?

Фото: Česká centra

«Джазмен против шпионов. Искусство как тайное оружие международной политики» – так называется совместный проект и подкаст Чешских центров и Института по изучению международных отношений Карлова университета.

17 февраля за круглым столом, который в связи с пандемией коронавируса прошел в виртуальном формате, приоритеты чешской культурной дипломатии обсудили министр иностранных дел Томаш Петршичек, директор Чешского центра в Брюсселе Итка Панек-Юркова, заведующая кафедрой изучения Европы IMS FSV Карлова университета Элишка Томалова и политолог, профессор Института международных отношений Петр Друлак.

Филип Нерад,  фото: Jana Přinosilová,  Český rozhlas

Вел круглый стол редактор «Чешского Радио» Филип Нерад, который представил вопрос от Русской службы Radio Prague International.

– Сегодня мы обсуждаем культурную дипломатию. Этот инструмент использует в своей работе и Чешский центр в Москве. Однако, как мы знаем, в сегодняшней России дистанция между политикой и культурой практически отсутствует: западные СМИ сталкиваются с препятствиями в своей работе, обвинениями и преследованиями – достаточно вспомнить, что недавно «Радио Свобода» было оштрафовано более чем на два миллиона рублей. Российские власти все активнее пытаются контролировать интернет-пространство, и им ничего не стоит заблокировать, например, наш сайт. Следует ли нам работать с оглядкой на то, чтобы не рассердить Кремль? Включать некую самоцензуру? Избегать острых тем? Возможно, так следует делать, чтобы российские власти полностью не изгнали Чехию с российской культурной площадки? Должны ли мы любой ценой отстаивать наши ценности или искать компромисс?

На этот вопрос ответил министр иностранных дел Томаш Петршичек.

«Главная ценность культуры – свобода от самоцензуры»

Томаш Петршичек,  фото: ČTK / Michaela Říhová

– Я абсолютно убежден, что традиция чешской и европейской культуры именно в том и заключается, что она свободна в своих проявлениях. Люди искусства полностью свободны от самоцензуры, и в этом состоит главная ценность культуры. Она не подвержена политическому давлению, свободна от государственного надзора. Сфера культуры – пространство для естественного и свободного высказывания о проблемах и опасениях, с которыми сталкивается общество. В этой сфере необходимо сохранять полную свободу творчества.

Я уверен, что, если даже речь идет о партнерах, подобных Российской Федерации, с которой наши отношения сейчас далеки от идеальных, это не означает, что мы должны отказываться от взаимодействия, по крайней мере, в некоторых областях наших контактов. Если это не получается на политическом поле, то необходимо сохранять наши контакты хотя бы на уровне межчеловеческих отношений. Именно в этом случае важную роль играет область культуры, интерес к ней, стремление представить свою страну жителем противоположной стороны.

Фото: Архив чешских центров

Поэтому я очень рад, что в России интерес к чешской культуре весьма велик. И, наоборот, к русской культуре в нашей стране относятся с большим интересом, между нашими странами происходит достаточно интенсивный культурный обмен. В Москве большой популярностью пользуются Дни чешской культуры, которые мы ежегодно проводим. Каждый раз их посещают десятки тысяч москвичей, и я также надеюсь, что и жители соседних с российской столицей городов. И в этой сфере политические споры ни в коем случае не должны ограничивать такой культурный обмен. Наоборот, необходимо создавать условия для встреч между нашими деятелями культуры – художниками, писателями, дизайнерами… Это естественный процесс, который помогает взаимопониманию и здесь неуместна ни цензура, ни самоцензура.

Подобным образом, считает глава чешского МИД, следует развивать отношения со всеми странами мира. Главу ведомства сильно расстроила, например, отмена ряда концертов Чешской филармонии, что произошло именно из-за возникших между Чехией и Китаем политическими разногласиями.

Фото: Archiv České filharmonie

– В случае культурного обмена всегда необходимо обоюдное согласие. Если одна сторона подходит к этому вопросу свободно, а другая пытается вводить цензуру, то, естественно, возникают препятствия. Мы готовы представлять нашу культуру в Китае, но не хотим, чтобы это подвергалось какой-либо цензуре со стороны партнера. Это наше суверенное право – говорить и представлять то, что мы считаем необходимым. Мне жаль, что политический спор вылился в проблемы в сфере культуры, которую, я убежден, политизировать недопустимо.

Старая «холодная война» новыми средствами

А в чем разница между культурной дипломатией и пропагандой? Сегодня культурную дипломатию широко используют, например, Китай и Турция, то есть достаточно агрессивные государства. Не возвращаемся ли мы в определенном смысле в эпоху «холодной войны», когда культурная дипломатия служила прикрытием для агрессивных внешнеполитических действий? На этот вопрос ответила завкафедрой изучения Европы Элишка Томалова.

Элишка Томалова,  фото: YouTube

– Культурная дипломатия базируется на открытом общении с иностранной общественностью, и она не должна манипулировать общественным мнением. Она не должна действовать скрытно и откровенно информировать об организаторах мероприятий. Изначально понятие «пропаганда» также было достаточно нейтральным и означало «распространение», однако в ходе истории приобрело ряд негативных коннотаций. И, разумеется, это мы не ходим его использовать в контексте современной культурной дипломатии. Упомянутые страны представляют определенную опасность на международной арене, несут политические и экономические риски, при этом мы не всегда видим культурную опасность, которая в зачастую остаются в тени. Информационные кампании упомянутых стран в соцсетях и СМИ имеют определенную мотивацию, которая прямо или косвенно декларируется и связаны с геополитическими взглядами эпохи «холодной войны». При этом инициаторы используют в общественном пространстве очень современные инновационные инструменты, инвестируют в это большие средства в присутствие в соцсетях, что позволяет создавать видимость открытости, о при этом это манипулятивное и показное общение.

Именно поэтому, считает специалист, необходимо создавать специальные инструменты, выявляющие эти скрытые элементы манипуляции. Культурная дипломатия важна еще и потому, что поможет отражать такие нападения.

Еще один вопрос от Radio Prague International Радио задал Томас Макенрой из английской редакции.

– Каким образом можно представлять чешскую культуру в иных государствах, используя при этом имена деятелей культуры, которые относятся не только к Чехии, а являются в большей степени мультикультурными, имеющими, например, чешско-немецкие, чешско-французские корни? На этот вопрос ответил профессор Петр Друлак.

Работа с термином «Центральная Европа»

Петр Друлак,  Фото: Архив МИД ЧР

– Здесь сразу можно вспомнить о Франце Кафке, который не относится исключительно к чешской литературе, а является немецкоязычным писателем. При этом наша культура определяется по языку. Однако это не означает, что Кафка не имеет с нами ничего общего. Я думаю, что в этом случае полезно работать с термином «Центральная Европа», которая является определенным и естественно сформировавшимся культурным регионом. Чешская Республика относится именно к этому региону и играет в нем принципиальную роль. Множество чешских писателей определяют себя именно, как центральноевропейские авторы. Если мы сосредотачиваемся на Центральной Европе, то нам не приходится решать порой весьма сложную задачу, кто и в какой степени является или не является чехом с точки зрения современного языкового восприятия. Я считаю, что идея «центральноевропейства» должна иметь отношение к нашей культурной презентации.

«Культура придает внешней политике элегантность»

Культурная дипломатия в эпоху пандемии, климатические изменения, видеоигры, поддержка чешских землячеств в разных странах – эти и другие проблемы обсудили участники дискуссии. «Имидж государства – очень хрупкая и сложная для понимания категория, а культура – его стратегическая составляющая, которая придает внешней политике элегантность», – считает завкафедрой изучения Европы Элишка Томалова.

Фото: Štěpánka Budková

«В культуре мы обладаем такой свободой, которой нет в сфере безопасности или экономики, и там мы можем показать, кто мы такие, – все зависит только от нас», – уверен профессор Петр Друлак.

В классическом определении «культурной дипломатии» говорится, что это «вид публичной дипломатии и неотъемлемая часть политики "мягкой силы", включающая в себя обмен идеями, информацией, произведениями искусства и другими компонентами культуры между государствами и населяющими их народами с целью укрепления взаимопонимания».

«Возможно, сегодня не все понимают, что стоит за термином культурная дипломатия, и что мы ежедневно ее видим вокруг. Между тем для каждого народа, каждой страны это – способ представить себя миру, сообщить о своих проблемах и рассказать свои истории. Идея сделать тематический подкаст дает прекрасную возможность показать силу культуры и науки, влияющие на международные отношения. Там выступают наши актеры, режиссеры, певцы и ученые, которые обеспечивают Чехии отличную рекламу во всем мире. И благодаря ним нам легче вести нашу внешнюю политику», – подчеркнул министр иностранных дел Чехии Томаш Петршичек.