Милан Содома: «Картины, как дети – они родились, чтобы отправиться в большой мир

Милан Содома

Когда и как человек понимает, что будет художником? Где искать вдохновение для очередного полотна, в сердце или в окружающем мире? Что общего между живописью и обменом энергиями в пространстве? Об этом в интервью «Radio Prague International» рассказал чешский художник Милан Содома.    

Милан Содома | Фото: Klára Škodová,  Český rozhlas

С Миланом Содомой мы встретились в элегантном парикмахерском ателье «Flanér» в центре Праги не случайно: интерьер этой студии дополняют его картины. Разнообразие жанров и буйство красок не свойственны мастеру. Он воспевает тонкость, поэтичность и красоту женской натуры, используя лишь черную тушь и белое полотно. Однообразие фактуры и тематики иллюзорно – если внимательно присмотреться, то каждый абрис на полотнах имеет свой характер, душу, настроение.

Милан Свобода

В 2004 году окончил среднюю художественно-промышленную школу в г. Угерске Градиште по специальности «Промышленный дизайн», затем в течение пяти лет осваивал рекламную графику в пражской школе. После шести лет работы иллюстратором и графиком решил посвятить себя живописи. Основная тема его творческих работ в черно-белой гамме – образ женщины.

«Женщины – идеальные существа, которые нас могут многому научить. Я бы хотел, чтобы мое творчество помогало женщинам развивать их природную энергию. Многие из них сегодня играют по мужским законам и совсем позабыли, насколько это прекрасно – быть Женщиной. И не просто прекрасно, а в сегодняшнем мире просто необходимо».

В настоящее время художник живет в Праге, работает здесь же в собственном ателье.

Как начать делать то, что нравится

Фото: Archiv Milana Sodomy

Сегодня Милан – состоявшийся художник. Его картины пользуются успехом у покупателей и уже украсили не одно пространство. Однако дорога «к звездам» была извилистой. 

– Как и каждый художник, я уже в детстве держал в руках карандаш и кисть и очень хотел рисовать. В пятнадцать лет все немного осложнилось. Я стал мыслить более рационально и слушать советы родителей и учителей, а те настаивали, чтобы я выбрал более перспективную область. Рисованием на жизнь не заработаешь, говорили они. Однако мне очень хотелось остаться в творчестве, и я выбрал смежную, но «разумную» специализацию – промышленный дизайн. В процессе учебы я понял, что мне гораздо больше нравится разрисовывать машины, чем придумывать, как они будут работать. Дизайн – это все-таки скорее техническая, а не художественная дисциплина.

После этого Милан переключился на графический дизайн и иллюстрацию, но и это оказалось не совсем то – не совсем его «чашка кофе», как это сказали бы по-чешски (чеш. «to není můj šálek kávy»). Только к тридцати годам, по его словам, он отважился себе сказать: «Почему же я не делаю то, что мне действительно нравится?». Бросил всё, чем занимался раньше, и начал с нуля.   

Милан Содома | Фото: Archiv Milana Sodomy

–        Я организовал дома временное ателье и начал рисовать. Самое любопытное было то, что я поначалу не знал, что именно буду создавать. Со временем все пришло само. Я заставил мозг отключиться и позволил рукам вести кисть так, как им хочется. Без долгих размышлений и планов.

Милан признается, что этот подход сработал – он начал рисовать от сердца, не раздумывая, понравится ли кому-то его творчество.

– Вот так я вдруг обнаружил, что меня окружают черно-белые рисунки и все это сплошь женские фигуры. Верите или нет, я никогда не думал, что буду рисовать в таком стиле, так случилось именно в ходе «автоматического» рисования. И мне очень понравился и результат, и сам процесс: когда ты не знаешь, в какой образ сегодня сложатся отдельные мазки, или что захочешь нарисовать через неделю. Мне нравится, что все происходит быстро. Я бы даже сказал, что я в этом художественном процессе больше зритель, а не создатель.

Энергия, цвет и женская натура

Милан не рисует моделей, не делает эскизы и не исправляет готовые работы. Признается, что обожает спонтанность: точно бы не смешивал полдня краски, чтобы добиться нужного оттенка.    

Фото: Archiv Milana Sodomy

– Я рисую поролоновым валиком. Беру валик, тушь, бумагу или другое полотно. Проходит две минуты – и очертания уже начинают вырисовываться. Мне нужно разрисовать десятки листов, чтобы погрузиться в состояние «flow» – потока. Это похоже и не похоже на медитацию одновременно. Во время медитации человек максимально сосредоточен и воспринимает все, что происходит вокруг. Я же будто смотрю сверху на происходящее.

Со временем Милан осознал, что способность рисовать относится к правому, творческому полушарию. Он считает это проявлением женственной составляющей своей личности, и полагает, что это чрезвычайно помогает ему в работе.

– Меня восхищают женщины. Думаю, что в современном обществе присутствует дисбаланс в соотношении мужского и женского. И я сейчас говорю не о цифрах, процентах или разнице в заработных платах (последнее имеет место быть), а об энергии. Если рассматривать общество с точки зрения мужской и женской энергии, то наш мир – маскулинный. Мужская энергия решительно преобладает. А я уверен, что жизнь будет нормальной только в случае равновесия.

По словам художника, приобретают его картины чаще всего женщины, так как чувствуют энергию полотен. Говорят, что такая покупка вселяет в них уверенность в собственных силах. 

Милан Содома | Фото: Archiv Milana Sodomy

– Когда играет музыкант, то он проявляет себя с помощью инструмента. Остальные люди способны воспринимать его энергию. Так и мои покупатели чувствуют, что я вкладываю в картины свое восхищение женской натурой, любовь, страсть.

Казалось бы, цветом страсти и любви должен быть алый, но зато черные линии придают женским фигурам элегантность и загадочность. Милан же находит философское объяснение своей черно-белой палитре. 

– Черный цвет – один из моих любимых цветов для самовыражения, но я не могу найти этому логическое объяснение. В некоторых культурах черный не является символом траура, как у нас. Кажется, в Китае черный цвет связан с энергией, водой, состоянием потока. Я воспринимаю черную краску как воплощение материи. Белый цвет – бумага, полотно – это что-то пустое, а черный – материя, которая начинает возникать в этом пространстве.

Жизнь картин в большом мире

Фото: Archiv Milana Sodomy

Удовлетворение проделанной работой наступает у живописцев на разных этапах (а иногда не наступает вовсе). Одному важно сделать финальный ювелирный мазок кистью, другому – увидеть полотно в галерее или кругленькую сумму на счету после продажи картины. Некоторым важна идея – момент зарождения нового произведения.

А как себя в процессе творчества ощущает Милан Содома? 

– Все эти этапы – неотъемлемая часть жизни художника, и все они мне нравятся. Я люблю состояние, когда я рисую, напрочь отключен от реальности и погружен в творчество. Люблю и то, когда картина закончена и продолжает жить своей жизнью у нового владельца. Мне бы не хотелось рисовать просто для себя – ведь это как раз и есть тот обмен энергией, о котором мы говорили. Бывает, человек придет и скажет: «Это – «моя» картина!» И я вижу, что он покупает ее действительно для себя, не для коллекции, и я рад этому. Возможно, у меня нет собственнического отношения к моим полотнам из-за того, что они пишутся «автоматически». Я отношусь к ним, как к детям: они родились, а теперь им предстоит отправиться в большой мир.

Существуют и картины с плохой энергией, которым не стоит переходить в руки покупателя. Художник считает, что ключевую роль играет то, в каком настроении писал полотно мастер, какие вибрации наполняли окружающее его пространство.

Фото: Archiv Milana Sodomy

– Иногда я слушаю музыку, когда рисую, а иногда мне нужна полная тишина. В прошлый раз, когда я был в студии «Flanér», то рисовал прямо здесь. Тут же играла живая музыка, дуэт скрипки и альта. Кажется, что-то из произведений Бетховена. Они играли, я рисовал, и в тот момент, когда я сделал последний мазок краской и произнес: «Готово!», прозвучал последний аккорд мелодии. Получилось так здорово, будто мы заранее это спланировали.

Попадание «в одну ноту» подтверждает и Доминик, владелец студии «Flanér».  

– Мы с Миланом очень быстро нашли общий язык. Мне очень нравится его творчество, и его картины, как мне кажется, отлично вписываются в наш интерьер. При этом наши интересы пересекаются в нескольких точках: Милан восхищается женской красотой и старается оживить на своих полотнах прекрасное. То же самое в нашей студии делаем и мы, поэтому наш союз с Миланом очень органичен.

Спеши медленно  

Хотя картины Милана Содомы вдохновляют своих обладателей, сам художник избегает в разговоре термина «вдохновение». Он не ищет его сознательно и не ждет «поцелуя Музы», а просто погружается в себя и работает. 

– Я наблюдаю за творчеством многих мастеров и многие произведения мне очень нравятся. Тем не менее – не хочу, чтобы это прозвучало эгоистично – в последнее время я все же стараюсь закрыться и изолироваться от внешнего мира.

Возможно, именно такое сознательное затворничество помогает Милану спокойно следовать намеченным курсом, не терять внутреннего баланса и творить в гармонии с природой.

Милан Содома | Фото: Archiv Milana Sodomy

– Я верю, что все будет так, как должно быть. Верю в судьбу – наверное, можно так сказать. С одной стороны, мы сами многое определяем, с другой – есть дорога, которая нас ведет в определенном направлении. Иногда человек слишком много планирует, ставит невероятное количество целей и тем самым себе вредит. В этом я убедился на собственном опыте. Мне кажется, самое главное в жизни – равновесие во всем, не только в карьере. Как только возникает проблема и докапываешься до ее сути, то выясняется, как правило, что причина заключена в дисбалансе. Одного слишком много, другого, наоборот, не хватает. Так что если вы чего-то хотите, то лучше хотеть умеренно, оставить пространство для того, чтобы ситуация развивалась сама по себе. Моя мотивация – жить в согласии с космическими законами. Мы, люди, иногда очень эгоистично ведем себя, идем наперекор природе, хотя за нас уже все давно все придумано и решено. Но нет же – мы пытаемся бороться с системой. Живопись меня научила тому, что у нас уже все есть внутри, в сердце. Достаточно себя слушать, и все ответы придут.

Мы беседовали с чешским художником Миланом Содомой.