На Западе нас никто не ждет

r_2100x1400_radio_praha.png

Чешская фирма «Хетенг», которая занимается строительством производственных линий в тяжелой промышленности, недавно перешла в руки российского инвестора. Чешские специалисты, правда, свои проекты реализовывали не только в России, но даже во время войны в Ираке.

Брненская компания «Хетенг» с 60-х годов прошлого века занимается разработкой и строительством нефтеперерабатывающих и химических предприятий, а также систем по очистке воздуха и воды. За это время в странах бывшего СССР было построено несколько десятков заводов по переработке всех видов углеводородов, производству химических веществ: резины и пластмасс и экологических сооружений. Сейчас компания участвует в совместном чешско-российском проекте по возведению газохимического комплекса в Якутии и завода по производству метанола в Оренгойской области. Недавно «Хетенг» купила российская компания «Объединенные машиностроительные заводы». Мой первый вопрос представителю «Хетенга» Петру Борскому, что поменяется после этой сделки?

«То, к чему мы стремимся в последнее время – это не количество заказов. На российской территории мы бы хотели, по сути, заниматься той деятельностью, которой мы занимались и раньше, то есть, реализовывать проекты строительства различных заводов нефтеперерабатывающей, металлургической и химической промышленности «под ключ» начиная от проектирования, заканчивая вводом в эксплуатацию. При этом российский рынок для нас приоритетный, потому что по прогнозам специалистов, там, наконец, начнут вкладывать средства в нефтепереработку. Мы рассчитываем на то, что в нашем портфеле заказов он будет занимать от 40 до 60 процентов всех заказов за границей Чешской Республики».

- Еще до обретения Чехией независимости вы работали на довольно большой территории на Ближнем Востоке. После 90-х у вас появилась возможность выйти на рынок Западной Европы. Получилось?

«В советское время мы поставляли свою продукцию на территории, которая находилась в поле интересов политики того времени. Это бывшие страны Советского Союза, страны Совета экономической взаимопомощи и Ближний Восток (страны, близкие соцлагерю): Иран, Сирия, Саудовская Аравия, Египет. В этот список попадали и страны, которым в то время оказывали экономическую помощь. Сейчас, конечно, мы получили более широкие возможности сбыта своей продукции, но в странах Западной Европы нас никто не ждет, поэтому мы и пытаемся сосредоточиться на те рынки, где нас знают. Это не только страны бывшего СССР, но и Венгрия, Польша, Болгария, а также страны бывшей Югославии».

- В Ираке ныне почти военное положение. Удается работать в этих условиях?

«В городе Басра в конце прошлого года мы закончили проект модернизации части местного нефтеперерабатывающего завода».

Фото: Европейская комиссия
- Сложно ли было реализовывать этот проект? Специалисты, наверное, отказывались ехать работать в Ирак?

«Да, в Ираке пришлось ограничиться исключительно работой в форме интеллектуальной помощи. Мы разрабатываем проектную документацию, выбираем подходящих поставщиков, но сами физически на этом рынке не присутствуем. На рынке Ирака сегодня присутствует ограниченное количество фирм: это местные организации, которые с нами сотрудничают, или американские компании, которые работают под защитой своих военных подразделений».

- А если говорить о России, что изменилось в вашей работе за последнее время?

«Разница очень большая, потому что раньше существовала организация СЭВ, от которой приходили практически все заказы. Сегодня мы должны в буквальном смысле воевать, чтобы получить заказ. Кроме этого, тогда реальной конкуренции западных фирм в России не было. Сегодня многие крупные компании присутствуют на российском рынке. Единственное, чем мы выигрываем, это наше доброе имя с тех времен и при этом налаженные отношения с держателями лицензии на нефтедобычу».

- Есть довольно распространенное мнение, что чешские компании при реализации сделок в России часто выступают посредниками западным предприятиям. Вам поступали такие предложения?

«Да, к нам иногда обращаются. Западные компании воспринимают чехов как народ, которому легче договориться с русскими. Это связано не только с языковым барьером, но и потому, что наш менталитет ближе славянскому. Немцам и особенно голландцам договориться с русскими партнерами очень тяжело. У нас есть один заказчик из Голландии, который реализует в России множество проектов, но делает это при нашем посредничестве».

- «Хетенг», в основном, занимается строительством нефтеперерабатывающих заводов. И вот его покупает российский инвестор. Политика Европейского Союза в последнее время направлена как раз на то, чтобы воспрепятствовать сосредоточению в одних руках (в данном случае одного государства) предприятий нефтяной отрасли. Нет ли в случае компании, которую вы представляете, конфликта интересов?

«Я с вами не согласен. Со стороны нашего правительства идет поддержка, чтобы мы присутствовали на восточных рынках. Для нас это шанс. Сегодня Чехия, а раньше Чехословакия была страной, способной поставлять высокие технологии. И это ноу-хау сохранилось до нынешнего времени. У нас есть еще одно преимущество: присутствие нашей страны в Евросоюзе, поэтому сегодня именно чешским компаниям проще выходить на рынок России, чем другим фирмам».

Гостем рубрики «Экономика» был Петр Борский, представитель компании «Хетенг», которая занимается строительством производственных линий в тяжелой промышленности.