Поговорим о младших братьях...

В рубрике «Чехия мультикультурная» мы рассказываем о том, как живется в стране национальным меньшинствам. И когда, казалось бы, все многочисленно представленные в Чехии диспоры иссякли, мы спохватились - а про словаков-то мы и забыли. Впрочем, и сами чехи признаются, что применять к бывшим соотечественникам термин «иностранцы» у них язык не поворачивается. При этом чешская молодежь, свободно владеющая самыми ходовыми в Евросоюзе языками, по-словацки не говорит и даже не понимает певучий язык своих ближайших соседей.

Братислава
Многолетнее сосуществование в рамках одного государства дало словакам, живущим в Чехии сегодня, одно неоспоримое преимущество перед всеми остальными национальными меньшинствами. Своей иностранности словаки не стесняются. И речь не о том, что они свободно говорят по-словацки между собой на улице - украинцы и русские тоже чувствуют себя в этом плане абсолютно свободно. Но какой русский на своем рабочем месте в чешской фирме поднимет трубку и свободно заговорит на родном языке? А словак говорит и его не интересует, понимает ли его собеседник.

Несмотря на то, что по данным Полиции по делам иностранцев, словацкие граждане составляют лишь 18% от числа всех живущих в Чехии иностранных граждан, на самом деле словаки - самое многочисленное нацменьшинство в Чехии. Как говорит заведующая Словацкой редакцией Чешского радио Лубица Сваровска, до 2000 года в Чехии жило около полумиллиона словаков. По данным последней переписи населения, их число сократилось до 300 тысяч. Что произошло с остальными?

«Мне кажется, что многие живущие в Чехии словаки просто-напросто «очехились» и перестали заявлять о себе, как о словацких гражданах. До 1993 года в Моравии работали словацкие школы, но потом словаки потеряли к ним интерес: родители поняли, что детям, чтобы достичь большего успеха в жизни, гораздо важнее владеть не их языком, а тем же английским».

Сближение чехов и словаков началось еще во времена Австро-Венгерской монархии и счастливо продолжается и в наши дни, говорит Лубица Сваровска.

«После 1918 года, когда возникло совместное государство, словаков в Чехии перестали воспринимать как меньшинство, они стали равноценным народом. Хотя всегда существовали попытки оформить отношения между Чехией и Словакией в форме федерации. И это удалось в 1968 году, когда возникла Чехословацкая федеративная республика. И поскольку закон предписывал, что в федеральных органах должен быть представлен определенный процент словаков, началась новая волна эмиграции из Словакии в Чехию. Ну, а после распада Чехословакии экономическая ситуация в Словакии намного уступала чешской, и словацкие граждане снова устремились в Чехию - на заработки. Можно сказать, что крепкие связи между нашими двумя народами сохраняются до сегодняшнего дня».

С момента распада Чехословакии прошло 13 лет. Можно ли с такой небольшой, но все-таки перспективы оценить роль этого события в жизни двух народов? Слово Лубице Сваровской.

«Разделение Чехословакии устранило существовавшие недопонимания, конфликты между нашими народами. Прогнозы о том, что Словакия не сможет существовать отдельно от Чехии, не сбылись. Можно сказать, что сегодня отношения между Чехией и Словакией самые лучшие за всю нашу совместную историю. Это ярче всего проявляется в области культуры. Посмотрите, каким успехом пользуются в Чехии словацкие актеры, музыканты, театральные постановки. В чешских сериалах занята масса словацких актеров, но поскольку они говорят по-чешски без акцента, никто даже не задается вопросом - чехи они или словаки? В Чехии нет ни одного футбольного или хоккейного клуба, в котором не работал бы словацкий тренер или игрок. В Чехию перебираются многие словацкие врачи: они приходят на смену чешским докторам, уезжающим на заработки за границу».

Бывший словацкий политик, а ныне живущий в Чехии социолог и издатель Федор Гал, бывший непримиримым противником разделения Чехословакии, и спустя годы не изменил свою точку зрения.

«И сейчас, спустя 13 лет после распада, я думаю, что этот шаг был бессмысленным и глупым. Меня тогда многие ненавидели как человека, защищавшего Чехословакию. Распалось то, что создавалось долгие годы: билингвальное пространство, смешанные семьи, большой рынок, более сильная страна. Но для моих детей и внуков существование самостоятельной Словакии - это уже норма жизни. И я спрашиваю себя: если два так близких народа не смогли сосуществовать в одном государстве, как будет выглядеть Евросоюз, о которым мы мечтаем?».

Если бы после Первой мировой войны не возникла Чехословакия, может быть, сегодня не существовало бы и самостоятельной Словацкой Республики. И словаки это понимают, говорит Федор Гал.

«Вхождение в Чехословакию словакам очень помогло. Словакия была отсталой аграрной страной - в Чехословакии же интенсивно развивалась индустрия, повышался уровень образованности населения. С другой стороны, Словакия всегда воспринималась как некий аппендикс. Словаки не чувствовали себя равноправным членом Чехословацкой Республики. После ноября 1989 года даже те словацкие представители, кто выступал за сохранение общего государства, требовали изменения конституции, изменения отношений между Чехией и Словакией. Это одна грань, а вот другая: за время пребывания в составе Чехословакии Словакия пережила очень резкий индустриальный подъем, но какой? В Словакии упор делался на развитие оборонной промышленности: страна была «арсеналом» советского блока. После падения «железного занавеса» началась конверсия оборонной промышленности, что нанесло сильный удар по словацкой экономике».

- Как бы Вы описали жизнь словацкой диспоры в Чехии? Вам она интересна?

«Здесь издается несколько словацких газет благодаря поддержке Минкультуры Чехии, существует несколько словацких клубов и объединений - я бы сказал, благодаря щедрости чешских кошельков. Множество словаков работает в этих объединениях, потому что это стабильная работа. Я не общаюсь с людьми, потому что они словаки, чехи или евреи - я общаюсь с теми, с кем меня объединяют общие интересы, с кем есть, о чем поговорить. Но само собой получается, что мои друзья, в основном, словаки, живущие здесь. Общий язык, история, эмоциональные впечатления - это роднит нас».

Прага
- Вы покинули Словакию в 1992 году и с тех пор живете в Чехии. Каково это - быть членом меньшинства?

«Очень трудно. Это требует от человека большой твердости, жизнестойкости, живости. Я еврей, я знаю, каково жить в обществе, где евреи составляют меньшинство. Они должны прилагать больше усилий, чтобы получить образование, чтобы сделать карьеру. А потом создается впечатление, что к евреям судьба благоволит. Такую же ситуацию я наблюдал в венгерской диаспоре в Словакии. Я вдруг заметил, что венгры более интегрированные, более гибкие, более жизнеспособные, чем словаки. И не потому, что Бог дал им больше ума, больше энергии. Меньшинство должно трудиться, в то время как большинство может себе позволить быть ленивым, поскольку власть у него в руках. Да, меньшинство прилагает больше усилий для достижения цели, но усилия эти вознаграждаются в жизни».

- Вы видите отличия в национальном характере чехов и словаков?

«Я чувствую, что несколько различий тут есть. Чешский менталитет близок немецкому, чехи, скорее, люди Запада. Словаки живее, эмоциональнее, они более славяне. Но они менее образованные, их культура не такая высокоразвитая, как у чехов, зато такая стихийная, за что я ее и люблю».

- Вы, как издатель, наверняка, отслеживаете появление в Чехии словацких книг в чешском переводе? Если, конечно, такие переводники выходят.

«Чехи всегда относились к словакам как к младшему брату. Это проявлялось и в том, что в Словакии никогда не составляло труда приобрести чешскую литературу, а вот в Чехии купить словацкую книгу было проблематично. После распада Чехословакии в чешских ежедневниках пробовали печатать словацкие тексты, но потом от этой затеи отступились, так как выснялось, что чехи по-словацки не читают. Если обобщить, то сейчас чехи знают о словацкой культуре намного меньше, чем словаки о чешской. И, соответственно, чехи хуже понимают бывших братьев. Словацкую литературу на чешский сейчас не переводят, за исключением, разве что, самых известных авторов. Я заметил, что недавно вышла на чешском первая книга лучшего словацкого писателя современности Рудольфа Слободы. Но это только первая книга...»,

- говорит издатель и социолог Федор Гал.

Не так пессимистична Лубица Сваровска. Она утверждает, что интерес чехов к словацкому еще не окончательно утрачен. «Программу нашей Словацкой редакции слушают не только словаки, но и чехи, которые скучают по словацкому языку. Об этом свидетельствуют исследования нашей аудитории».

ключевое слово:
аудио