Пражский затворник Рудольф II

Рудольф II

Австрийская династия Габсбургов более 400 лет правила Чехией, как и многими другими землями Центральной и Восточной Европы, которые Габсбургам удалось соединить в огромную пеструю империю. С 1526 года, когда чешские сословия предложили корону Фердинанду I Габсбургу, до 1918-го, когда после поражения в Первой мировой Австро-Венгерская империя распалась, на чешском троне сменились 17 представителей австрийской династии. Отношения между чехами и их габсбургскими государями никогда не были простыми. Некоторые монархи этой династии ограничивали исторические свободы чешских земель, вели германизаторскую политику, другие были слишком пассивны, третьи, напротив, правили энергично и мудро... Но лишь один Габсбург, Рудольф II, оказался так тесно связан с Чехией и ее столицей, что и через 400 лет после смерти он остается одним из символов Праги.

Впервые Рудольф побывал в Праге в 1562 году, десятилетним ребенком, когда там проходила церемония коронации его отца, Максимилиана II. Вряд ли воспоминания об этом городе надолго задержались в его памяти, поскольку два года спустя жизнь юного принца сильно изменилась – вместе с братом Эрнстом отец послал его в Мадрид, ко двору своего двоюродного брата Филиппа II Испанского, учиться основам наук и искусству государственного управления. У Филиппа II будущий германский император и чешский король перенял приверженность строгому испанскому придворному церемониалу, который позднее активно внедрял при своем пражском дворе.

Проведя в Испании 10 лет, Рудольф вернулся домой. Еще при жизни отца он был коронован в качестве короля венгерского, а затем и чешского. В 1576 году император Максимилиан II умер, и на голову его 24-летнего сына была возложена третья корона – древней «Священной Римской империи», в состав которой входили немецкие земли, Чехия и ряд других территорий. Вот что пишет о молодом Рудольфе немецкий историк Фолькер Пресс:

Испанская королева Хуана, прабабка Рудольфа II
«Он обладал глубоким умом, был дальновидным и рассудительным, обладал сильной волей и интуицией... Однако ему был присущ такой серьезный недостаток, как робость, причиной которой была его склонность к депрессии. На этой основе у него развилось стремление к бегству от действительности, выражавшееся в нереальных планах. Испанские придворные манеры поощряли его стремление отгородиться от мира, и политическая пассивность становилась все более характерным признаком его правления».

Через несколько лет после вступления на императорский трон Рудольф II серьезно заболел. С этого времени его физические и душевные недуги переплетаются в трагический клубок, в котором почти невозможно разобрать, что было причиной, а что – следствием. Очевидно, сыграла свою роль как генетика (прабабкой Рудольфа была безумная испанская королева Хуана), так и внешние обстоятельства – в частности, напряженные отношения с родственниками из младшей, штирийской ветви рода Габсбургов, имевшей большое влияние в Вене. Вероятно, это послужило одной из причин переезда Рудольфа II и его двора в Прагу в 1583 году. Здесь, в пражском Граде, он почти безвылазно провел без малого 30 последних лет своей жизни.

Переезд императорского двора в чешскую столицу способствовал бурному развитию города. Вот что пишет биограф Рудольфа II, чешский историк Йозеф Яначек:

«Большой пожар 1541 года привел к заметным перестановкам в городе и началу бурного строительства. Ренессансная архитектура с середины XVI века становится преобладающим стилем в Праге. Инициатива здесь принадлежала дворянству, но вслед за ним начали вести бурное строительство и зажиточные мещане. Так начался период ренессансной перестройки Праги, сильно изменивший прежний средневековый облик города».

Рудольф поощрял эти перемены и сам немало сделал прежде всего для обустройства своего дома – пражского Града.

Рудольф, увлекавшийся науками и искусствами, стремился превратить свой двор в культурный центр всей Европы. Во многом это ему удалось, и именно поэтому, пожалуй, этот странный человек и не слишком удачливый правитель столь надолго и прочно вошел в историю. Император был, можно сказать, гениальным любителем. Он разбирался в поэзии, живописи, математике, физике, архитектуре, химии и алхимии, астрономии и астрологии, философии и оккультизме, и хотя ни в одной из этих областей не был профессионалом, стремился окружать себя людьми, которые профессионалами были. В Праге в годы его правления жили и работали крупнейшие астрономы того времени – Иоганн Кеплер и Тихо де Браге, художники Бартоломей Шпранглер и Джузеппе Арчимбольдо, скульптор Адриан де Ври и многие другие.

Впрочем, в те времена граница между научным знанием и мистикой, явлениями земными и потусторонними воспринималась иначе, чем сейчас, была размытой, чем пользовались многочисленные шарлатаны, выдававшие себя за магов. Так и получилось, что умный и образованный Рудольф привечал при своем дворе таких личностей, как английский авантюрист Эдуард Келли, обещавший императору найти способ производить золото «столь же быстро, как курица клюет зерна». Рудольф II и его маги искали то философский камень, то эликсир вечной молодости, то способ оживлять неодушевленные предметы... Большой интерес у Рудольфа вызывала каббала – таинственное еврейское философско-религиозное учение. В эту эпоху возникли многие легенды и предания, ставшие частью культурной истории Праги и придавшие ей таинственный, мистический оттенок. Позднее многие из этих легенд были переработаны чешскими и немецкими авторами и получили широкую известность. Среди них – история Голема, глиняного великана, который ожил после того, как пражский раввин вложил в него свиток с магическими заклинаниями.

Между тем государственные дела шли у Рудольфа II ни шатко ни валко. Император вел не слишком удачные войны – вначале с турками, позднее – с венгерскими повстанцами, с которыми в 1606 году заключил мир, гарантировавший Венгрии многие ее традиционные вольности. Главными советниками императора, не любившего административную рутину, были Пауль Траутзон и камергер Вольфганг Румпф, хитрые и довольно умелые царедворцы. Однако после 1598 года, когда Рудольф перенес новую тяжелую болезнь, всё изменилось. Его психическое состояние резко ухудшилось, он стал еще более мрачным, подозрительным, меланхоличным и склонным к неконтролируемым вспышкам гнева. Йозеф Яначек отмечает:

«Людям, окружавшим императора, казались ненормальными многие его реакции, но его врачи колебались с диагнозом. Даже если они и понимали, что Рудольф страдает серьезным психическим расстройством, то не отваживались ясно сформулировать свою точку зрения. Между тем вспышки ярости, сменявшиеся периодами апатии и депрессии, все более ухудшали состояние императора».

Психическое состояние Рудольфа II сказалось как на ведении государственных дел, так и на личной жизни императора. Он выгнал Траутзона и Румпфа, приблизив к себе людей совсем иного сорта – своего камердинера Филиппа Ланга, простого слугу Иеронима Маховского и даже некоего истопника. Вряд ли тут можно говорить о каком-то демократизме императора – скорее он просто окружил себя людьми, которые бессовестно льстили ему, потакали его прихотям и не досаждали повседневными делами, к которым Рудольф питал всё большее отвращение.

Столь же сильным было и отвращение императора к браку. Несколько европейских принцесс считались в разные годы его нареченными, но ни одна из них не дождалась свадьбы – Рудольф колебался, да так и не решился пойти под венец. Между тем женщин император совсем не сторонился, у него было немало любовниц, самая известная из которых, итальянка Катарина Страда, дочь императорского антиквара, родила Рудольфу троих сыновей и трех дочерей. Старший из детей, носивший громкое имя Юлий Цезарь Австрийский, стал жертвой плохой наследственности Габсбургов: он страдал припадками буйного помешательства и был по приказу отца изолирован в замке в Крумлове на юге Чехии. Там в феврале 1608 года произошла трагедия – во время одного из припадков Юлий зверски убил свою любовницу, дочь цирюльника Маргариту Пихлер.

Матиаш
Поскольку законных потомков у Рудольфа II не было, его наследником считался младший брат Матиаш – человек недалекий, но весьма амбициозный. В 1606 году он и другие родственники императора подписали в Вене тайное соглашение. В нем Матиаш признавался главой династии вместо Рудольфа, которого предполагалось отстранить от власти. Но только два года спустя Матиаш пошел на открытый разрыв с братом. Началась недолгая война, в которой Австрия и Моравия выступили на стороне Матиаша. Богемия осталась верна Рудольфу II, но тот, хоть и был ревностным католиком, вынужден был подписать специальный указ (так называемый Majestát), которым признавал в королевстве свободу вероисповедания. К тому же Матиаш получил во владение австрийские, венгерские и моравские земли.

Отныне смыслом политической деятельности Рудольфа стала месть коварному брату. В 1611 году для этого представилась возможность. Один из родственников императора, Леопольд из Пассау, предложил в распоряжение Рудольфа II свою армию, набранную им ранее для участия в одном внутригерманском конфликте. «Воинство из Пассау» пошло на Прагу, но вело себя при этом откровенно по-бандитски, и горожане при поддержке чешской аристократии оказали ему активное сопротивление. К тому же у Леопольда кончились деньги, и вскоре он распустил своих наемников. Этой авантюрой Рудольф II скомпрометировал себя окончательно. Предводитель чешского войска, знатный вельможа Индржих Турм и его приближенные фактически принудили Рудольфа отречься от чешского трона в пользу Матиаша. Рудольфу II остался лишь мало что значивший императорский титул. Его власть фактически не распространялась за пределы пражского Града.

Эти события сломили императора. Он попытался поднять против брата германских князей, но эти планы оказались несбыточными. Зимой 1612 года Рудольф II заболел и 20 января умер. По преданию, незадолго до смерти, смотря из окна на город, он воскликнул: «Прага, неблагодарная Прага! Я принес тебе славу, а ты нынче отвергаешь меня, своего благодетеля!». Упрек был несправедлив – своими несчастьями Рудольф был обязан прежде всего психической болезни и вызванной ей неумелой политике. Как пишет один из современных историков,

«император скрывался от печальной действительности в другие миры, будь то таинственный мир науки или прекрасный мир искусства. В этом и состоит непреходящее очарование этого талантливого человека».

Рудольфа II похоронили в пражском соборе святого Витта. Он стал последним монархом, погребенным в Праге: остальные Габсбурги, начиная с мятежника Матиаша, лежат в склепе церкви капуцинов в Вене.

ключевое слово:
аудио