Русская служба «Радио Прага» — 20 лет эфира

Фото: Халил Балбаки, ЧРо

Ровно двадцать лет тому назад,  29 октября 2000 года, началось регулярное вещание «Радио Прага» на русском языке с целью  всестороннего освещения жизни Чехии для русскоязычной аудитории за рубежом. В эфире с той поры чередуются обзор главных новостей, интервью, программы о политической, общественной и культурной жизни страны, экономике и научных достижениях, которые мы стремимся донести до нашей аудитории беспристрастно и объективно. Приглашаем в рамках ретро-подборки передач, выуженных из обширного архива, оглянуться в течение ближайшей недели вместе с нами назад.

Уход с коротких волн

Благодарим всех, кто сохранил интерес к программам Radio Prague International. Краткий экскурс для тех, кто пополнил ряды наших слушателей в последние годы: вещание в то время осуществлялось посредством двух коротковолновых передатчиков в Литомышле и частично через словацкий передатчик в Имавской Соботе. Часть программы нашей радиостанции также транслировалась на территории Чехии на средних волнах в эфире радиостанции «Чешское радио-6» — оно было ответвлением «Свободной Европы». С той поры произошло немало перемен: в редакцию в 2000 году пришли работать семеро редакторов, однако в результате экономического кризиса с 2009 года их число постепенно сократилось до четырех. В 2010-2011 гг. были отключены как чешский, так и словацкий передатчики, «Радио Прага» перестало вещать на коротких волнах. Главной нашей платформой стал Интернет.

Елена Ярошевская и Лорета Вашкова, 2011 (Фото: Йиндржих Йеничек)

За эти годы свою лепту в ознакомление с Чехией внесли многие наши коллеги. И их стараниями наработан большой материал, ставший достоянием тысяч слушателей. За вклад этот мы сердечно благодарим всех — тех, с кем нам довелось проработать  относительно недолго, и радийщиков, с которыми мы съели вместе пуд соли. Предлагаем вашему вниманию фрагменты репортажей и впечатления, подаренные работой на радио. Ими по случаю 5-летнего юбилея в 2005 году поделились наши коллеги и мы сами. Большинство из нас тогда признались — очень часто встречи с людьми, о которых мы рассказываем, оказывают на нас влияние, становятся неизгладимыми. Нередко приходится посмотреть на обсуждаемую проблему совсем иными глазами...

Либор Кукал на «Радио Прага» освещал политические события, вел репортажи с саммита НАТО, с заседаний «Форума 2000», отвечал на вопросы в рубрике «Я к вам пишу». Как отмечала в 2005 году коллега Елена Патлатия, «своей лучшей работой он считает организацию Круглого стола в Москве в 2002 году в Чешском центре, куда по приглашению «Радио Прага» пришли Валерия Новодворская, Алексей Митрофанов и Андрей Вульф».

Почему бизнесмены покупают квартиры в Праге?

Валерия Новодворская

Из выступления Валерии Новодворской зимой 2002 года:

«Я знакома с достаточно нестандартной категорией бизнесменов, которые покупают квартиры и бизнес в Праге. Я думаю, для всех присутствующих будет большим откровением и неожиданностью узнать, почему они это делают. Из соображений самосохранения, потому что понимают, что на территории России возможен и достаточно близок тот вариант, когда закончится НЭП. Вот он на наших глазах уже заканчивается, и тогда их освободят и от собственности, как это уже однажды было в Советской России и то, что мы видим, на наших глазах случилось с Гусинским и Березовским. И, возможно, и от жизни. Они покупают квартиры в Праге, устраивают там своих жен и детей и даже получают чешское гражданство для того, чтобы выжить. Потому что они понимают, что гражданство в других странах Западной Европы, возможно, им стоило бы больше, и они не в состоянии приобрести там бизнес. А вот Чехия — это близко, недорого, и в то же время безопасно. Это скрытая политическая эмиграция! Эти люди очень хорошо понимают, чем чревато то, что в России происходит. Эти люди, безусловно, абсолютно безвредны для Чешской Республики, они испытывают просто ужас от той реставрации сталинизма, которая сейчас в России идет».

«Все зависит только от меня»

Елена Патлатия:

«Должна сказать, что, может быть, особенно на меня повлияло знакомство с Мартиной Шпинковой, которая стояла у истоков хосписов в ЧР. Когда я готовила передачу о хосписах и о Мартине, я разговаривала с ней, и я как бы вспомнила о том, что жизнь на самом деле прекрасна.  Что нам нужно быть благодарными за нее, за каждый момент, ценить каждую минуту и уметь отличать существенное от несущественного, важного от сиюминутного. Это — очень просто, но это очень помогает жить».

Фрагмент из программы «Все зависит только от меня»:

«Наверное, я удивлю вас, но хочу объединить два дня в моей жизни: когда у меня родился первый ребенок, мой сын и когда умерла моя мама. Я была поражена, что, когда мама умирала, я чувствовала то же, что чувствовала, когда держала на руках своего первенца. Ощущение особенной торжественности, тяжести и легкости, неги и нежности... Люди приходят в этот мир и уходят из него — и в этом нет ни нашей заслуги, ни нашей вины... Это моменты, которые нам кем-то подарены. Я верю, что Господом нашим. Так что очень важно жить с чувством, что я получаю какие-то дары, и только от меня зависит, что я с ними сделаю, как ими воспользуюсь. Но нельзя думать, что я настолько важная персона, что могу сделать больше, чем могу на самом деле. И в этом понимании — моя опора и радость», — призналась Мартина Шпинкова.

60-летие со дня уничтожения цыганского лагеря в Освенциме

Лорета Вашкова: «Я очень ценю то, что моя работа дает мне возможность встречи с такими первоисточниками как очевидцы более ранних и недавних событий, с людьми, которые включены в поиск решения проблемы, вверенной им ситуацией, судьбой или же собственной ответственностью. И не перестаю поражаться, как по-разному свойственно человеку отвечать на вызов, брошенный ему обстоятельствами. Вместе с представителями общины чешских цыган мне довелось побывать в прошлом году в лагере смерти в Освенцимe, о чем я рассказала в рамках репортажа «60-летие со дня уничтожения цыганского лагеря в Освенциме-Бжезинке».  Поездка состоялась по случаю 60-летия гибели тысяч чешских цыган в гитлеровских концлагерях: многие из цыган города Брно, вместе с которыми мы туда отправились, являлись потомками погибших. После нашего приезда  в музей Освенцима, группа прибывших рассредоточилась по залам. Участники этого «Похода памяти» с опаской вглядывались в фотографии, размещенные на стенах музея. Многие пребывали в состоянии подавленности, я не решалась в эти минуты подойти с микрофоном к тем, чье сердце было поражено явной скорбью.

Надписи на указателе экспозиции гласили: «Цыган подвергали стерилизации, на них проводились опыты доктором Менгеле — для сво музеяих опытов он выбирал беременных женщин и близнецов». На одной фотографии была изображена девушка по случаю первого причастия еще до отправки в концлагерь. В ней мой сосед по автобусу, Антонин Лагрин, узнал знакомую, которой удалось выжить.  Он поразился:  «Да я же ее знаю, Маржена Ондрашова из Простейова — уже старая женщина. Ее брату тоже повезло, вернулся оттуда, живет в Оломоуце. Я обязательно им передам, когда их увижу, что в музее висят их фотографии. Думаю, что они об этом не знают, потому что снимки появились там недавно. Я нашел там целый список членов нашей семьи, что меня поразило. Не подозревал, что их туда столько вывезли: знал о папе и братьях, но о дядях и двоюродных братьях не знал, не говоря уже о родственниках с маминой стороны. Мы могли оказаться на их месте. И нас не осталось бы в живых, не родились бы и наши дети, которые сами уже стали родителями».

Фото: Барбора Немцова

«Для нас 1968 год был такой же шок, как для чехов»

Асе Чеканова: «В мае этого года на чешском курорте отдыхали ветераны Великой Отечественной, шестьдесят лет назад освобождавшие Прагу. Когда я училась в школе, я всегда норовила сбежать с уроков, на которые приглашали ветеранов. Ничего, кроме скуки, эта принудиловка у меня не вызывала. Поэтому и в Карловы Вары, на встречу с российскими ветеранами, я ехала со смешанным чувством: опасалась, если честно, встретить потерявших чувство времени пожилых людей, готовых часами рассказывать об им одним интересных сражениях, фронтовых товарищах... А получилось так, что три часа просидела с открытым ртом. В мае 1945 каждый увидел Чехию по-своему, каждый по-своему воспринял известие об оккупации Чехословакии в 1968 году. Да, пускай мои ветераны уже тысячи раз пересказывали свои боевые подвиги, но именно я взяла из их рассказов что-то свое. Я хожу по тем же улицам, по которым мои ветераны ездили на танках, и так же с негодованием замечаю, как занижаются заслуги моих соотечественников-ветеранов в новой Чехии. В этом, наверное, и смысл журналистской работы — найти личный контакт с каждым своим собеседником.

Август 1968, фото: Архив Post Bellum

«Я вам скажу про 1968-й год. Это черное пятно в наших отношениях, но имейте в виду, мы, сюда приехавшие, в этом деле не участвовали. Для нас это был такой же шок, как для чехов. Мы проснулись, и вдруг: «Танки в Праге». Мы были с танками в Праге в 1945, а тут — мирное время, и танки в Праге. У нас был шок, мы это восприняли самым отрицательным образом. Потому что, когда вспомнишь, как нас встречали — ну, это не передать словами. Конечно, полные параллели — что в 1945 году 9 мая, что сегодня — идешь по улице, останавливают, поздравляют. 1968 год стирается, потому что 1968 год — это политика, а мы — это военные. А военные и политические деятели — это разные совсем люди»,

— рассказал в программе «Чехия вспомнила годовщину вторжения советских войск» ветеран Виктор Мангушев, также участвовавший в освобождении Праги в мае 1945 года.

«Меня потрясает Отто Павел, поражает Ян Неруда»

Юрий Михайлович Батурин

Антон Каймаков: «В моей сегодняшней работе для меня, наверное, самое поучительное и приносит мне удовлетворение самое большое — это встречи. Встречи с людьми — в первую очередь, с которыми я разговариваю, меня потрясают судьбы. Сейчас мы отмечали 60-летие Победы во Второй мировой войне, и был целый ряд встреч с военными ветеранами — чешскими и российскими. Одной из встреч, очень интересной для меня, была недавняя встреча с российским космонавтом Батуриным; настолько разнопланового и целеустремленного человека я в своей жизни, в принципе, еще не встречал. В силу того, что я сейчас занимаюсь подготовкой ежемесячных литературных программ, для меня каждый раз открытие и глубокое переживание — встреча с тем или иным автором. Меня потрясает Отто Павел с его глубиной проживания и понимания всего пережитого, осознания, я всегда ищу какие-то ноты, которые созвучны моей душе. Меня поражает Ян Неруда, конкретно «Месса святого Вацлава», которую я начитывал. Я просто видел все, что происходит. Точно также меня заинтересовал Аверченко со всем драматизмом, с которым живут герои. Вот это, наверное, для меня самое главное: встречи с людьми, с авторами,  с героями».

Предлагаем послушать фрагмент из литературного приложения «Русский Гашек».

«Цветаева увидела в Праге нечто очень близкое»

Ольга Калинина активно занималась вопросами чешской экономики. Большое внимание она также уделяла культуре и литературе. Особенно ее впечатлила работа над рубрикой, посвященной Марине Цветаевой:

«Для меня большой честью стала встреча с литературоведом Галиной Ванечковой, которая много лет возглавляет Общество Марины Цветаевой в Праге. От нее, в частности, мне стало известно о знакомстве Цветаевой с чешской переводчицей Анной Тесковой. Их переписка, которая позднее была издана Чешской Академией Наук, позволила не только больше узнать о жизни Цветаевой в Париже, но и познакомиться с образом ее мыслей».

— Безусловно, Прага была очень близка Марине Цветаевой. Воспитанная на славянской и немецкой культуре, она увидела в этом городе нечто очень близкое себе, ведь Прага — это тоже сочетание немецкой, славянской и еврейской культур. Марина Ивановна приехала в Прагу в 1922 году, восхитилась этим городом, а потому в ее творчестве мы часто можем встретиться с его образами,

— напомнила глава пражского «Общества Марины Цветаевой» Галина Ванечкова в рубрике «Чехия и Марина Цветаева».

ключевое слово:
аудио