Тихое воспоминание

r_2100x1400_radio_praha.png

В Чехии уже несколько лет действует комитет, названный «Они были первыми». Члены комитета расследуют историю эпохи сталинизма, собирают факты, касающиеся преступлений, жертв и нарушений прав человека, которые связаны с этим периодом, и информируют общественность о результатах своей деятельности.

В Чехии уже несколько лет действует комитет, названный «Они были первыми». Члены комитета расследуют историю эпохи сталинизма, собирают факты, касающиеся преступлений, жертв и нарушений прав человека, которые связаны с этим периодом, и информируют общественность о результатах своей деятельности. В понедельник члены комитета собрались перед православным храмом, находящимся на кладбище Ольшаны в Праге, который много десятков лет является центром русской православной церкви в Чехии. Мы попросили председателя комитета «Они были первыми» Владимира Быстрова, рассказать, по какой причине состоится это собрание:

- Это уже традиционная мемориальная встреча в память начала преследования российских антибольшевицких эмигрантов, живущих в Чехословакии в 1945-м году. На храме можно видеть мемориальную доску, которая была воздвигнута при содействии правительства Чешской Республики, министерства культуры Чешской Республики и нашего комитета «Они были первыми» в 1994-м году. Мы здесь постоянно встречаемся и вспоминаем.

В послевоенный период в Советский Союз было насильственно отправлено несколько сотен русских и украинских эмигрантов, граждан Чехословацкой Республики, которые все попали в советские концлагеря. Перед мемориальной доской собрались их потомки и родственники. Мы попросили члена комитета «Они были первыми», Анастасию Копрживову, рассказать, каким способом репрессии коснулись ее семьи:

- Мое личное отношение к этому делу – это воспоминание о моем деде, который тоже погиб в ГУЛаге. Мой дед был с юга России, он был преподавателем гимназии в Донской области. В Праге он был директором русского института сельскохозяйственной кооперации, который существовал здесь на деньги Чехословакии с 1922-го по 1935-й год. Потом дед вышел в отставку, во время войны он писал свои книги, в основном с религиозным содержанием, а в 45-м году, когда ему было 77 лет, он принадлежал к группе самых старших арестованных, его арестовали и увезли. О его судьбе мы узнали десять лет тому назад. Тогда мы узнали, во-первых, что его реабилитировали, и во вторых, что он погиб в том же году, то есть в 1945-м году в сентябре месяце, три месяца после ареста. Похоронен он где-то в братской могиле в Орле.

После окончания церемонии на Ольшанском кладбище состоялись еще два торжественных собрания в пражском квартале Дейвице, в котором также жили русские эмигранты, погибшие после войны в советских концлагерях.