Цензура по-чешски

cenzura.jpg
0:00
/
0:00

На днях, на книжных прилавках появилась монография, посвященная истории цензуры на территории чешских земель, начиная с эпохи Просвещения, и заканчивая веком Интернета. Двухтомное издание, за написание которого принялся коллектив 38 чешских и зарубежных авторов, насчитывает более полторы тысячи страниц, а работа над ним длилась шесть лет. Об издании самом, и об истории цензуры в Чехии, мы говорили с директором Института чешской литературы Академии наук Павелом Яначеком. Предлагаем вашему вниманию первую часть беседы.

- Почему авторы приступили к написанию монографии, посвященной цензуре?

- Последняя работа на тему «цензура в чешской литературе» была написана еще в конце 19 века, с тех пор прошло уже около 120 лет, причем именно в течение 20-го века у авторов, издателей, редакторов и, в конце концов, читателей накопился немалый опыт с цензурой. Хорошим поводом к тому, чтобы вновь обратиться к этой теме, послужило открытие архивов после 1989-1990 гг., что позволило не только проследить за проявлениями цензуры во времена государственного социализма, но, в принципе, заняться темой «цензура» как таковой. Понятно, что в условиях строгой цензуры, которая наблюдалась в Чехословакии вплоть до 1989 года, вряд ли можно было заняться ее изучением, любые работы или публичные высказывания на эту тему подлежали строгому контролю.

Так что если вернуться к вопросу, почему была написана эта книга, то, во-первых, существовал общественный спрос, а во-вторых, появилась возможность писать о цензуре открыто. Третьей предпосылкой для написания книги «В интересах общества» стали новые научные подходы к цензуре, начавшие формироваться в 60-90 гг. прошлого века. Они отличаются от того видения цензуры, с которым мы встречаемся в работах конца 19 века. Тогда цензура считалась лишь препятствием на пути развития общества, от которого можно легко отделаться по ходу того, как народ становится более осведомленным. Современное же восприятие цензуры и подобных регулирующих механизмов другое: это явление, которое постоянно присуще даже в самых развитых обществах.

- Название книги звучит так: «В интересах общества». Как это понимать? Объясните, пожалуйста, каким образом менялась суть понятия «общественный интерес» в течение рассматриваемого в книге периода чешской истории, то есть с середины 18 по начало 21 века?

- В каждом обществе, в любой момент его истории, ведутся публичные дебаты о том, какие ценности надо считать главными, а что, наоборот, опасно для данного общества, какие типы высказываний «при людях» не приемлемы. То, на чем способно сойтись во мнении большинство, обычно и принято называть общественным интересом. Цензура, как набор административных и правовых норм, ставящих своей целью регулировать общественную дискуссию, обычно ссылается именно на «интересы общества», утверждая, что поступает тем или иным образом «в интересах общества».

Павел Яначек «В интересах общества» (Фото: Academia)
Что касается интересов индивидуума, то перед ним открываются две взаимоисключающие себя возможности. Ваши личные взгляды могут совпадать с официальными, а могут не совпадать.

В первом случае, у вас даже не возникает мысли о том, что вас как-то ограничивают, ваши взгляды полностью отождествляются с так называемыми «интересами общества». Например, вы полностью согласны с тем, что в СМИ нельзя выражаться вульгарно, нельзя допускать проявлений антисемитизма и расизма, нельзя глумиться над страданием беженцев, направляющихся в Европу из ближневосточных и африканских стран. В случае, когда всеобщие взгляды совпадают с ценностями, проталкиваемыми и цензурой, считается, что цензура, в принципе, не нужна. Вы ведете себя в соответствии с установленными правилами. Причем это - не автоцензура. Если вы говорите: я не преклоняюсь перед Адольфом Гитлером, это не значит, что вы подвергаете себя автоцензуре, вы просто придерживаетесь определенных ценностей, схожих с установленными порядками.

Однако в течение 265-летнего периода чешской истории, рассматриваемого в нашей книге, было много исторических моментов, когда ценности и идеи, проталкиваемые властями посредством цензуры, широкой общественностью не признавались. То есть когда народные массы считали, что в их интересах абсолютно другое, чем то, что преподносилось властями.

Например, во времена коммунизма, то есть в 1948-1989гг., в интересах общества проводилось идейное воспитание трудящихся. В 19-м веке главным интересом широкой общественности было, с одной стороны, возрождение чешского народа, но если посмотреть с другой стороны, официальные власти Австро-Венгрии после 1867 г. считали, что в интересах общества - удержать единство многонациональной монархии.

Поэтому, парадоксально, говорят, что наличие цензуры не свидетельствует о сильной власти, а наоборот, о слишком слабой власти. Когда общество, в большинстве своем, не признает те ценности, которые призваны считаться в «интересах общества», тогда органам власти приходится проталкивать их посредством цензуры.

- Можете назвать те моменты чешской истории, когда авторы подвергались самой жесткой цензуре?

Директор Института чешской литературы Академии наук Павел Яначек (Фото: Чешское телевидение)
- Сильно ограничивающей была превентивная австрийская цензура в «домартовский период», то есть, грубо говоря, с начала 90-х годов 18 века по 1848 год. Причем от нее страдали не только чешские, но и немецкие авторы, проживающие на территории чешских земель или в других регионах монархии Габсбургов. Считается, что цензура тогда действительно являлась серьезным препятствием литературной деятельности, например. Цензоры ставили своей целью не только ограничить возможность издания, но и чтения романов, которые стали в середине 18 века в Западной Европе очень популярными, и этот жанр постепенно начал перебираться и в центр внимания литературных элит южно-немецкого культурного пространства. Именно поэтому, например, Карел Сабина жаловался, что из-за цензуры в «домартовский период» в чешской литературе не развивался должным образом такой литературный жанр, как роман. В период до 1800 г. были запрещены 40 процентов импортных романов.

Вторым таким периодом является время после взмаха национального движения, последовавшего вслед за возникновением Австро-Венгрии в 1867 году, когда пострадала, в основном, чешская журналистика. Вряд ли этот факт можно объяснить неприязнью австро-венгерских властей непосредственно к чешскому народу, события того времени нужно скорее понимать как попытку подавить все, что могло каким-либо образом спровоцировать конфликт, или уже представляло опасность для единства многонациональной монархии.

- А в двадцатом веке?

- Если не брать во внимание период Первой мировой войны, когда опять прослеживалась превентивная цензура, то можно обозначить еще два момента в истории, характерные жестким контролем непосредственно возникающих текстов, а также попытками переоценить все литературное наследие. Такие случаи встречаются в истории цензуры редко, так как это настоящие общественно-культурные маневры, трудноосуществимые и очень дорогостоящие. Наверное, не удивит, что первым таким периодом является время немецкой оккупации Протектората Богемии и Моравии. В то время резко уменьшилось количество журналов и книг, издаваемых на чешском языке (в печать допускалась лишь половина из них), но также были осуществлены попытки полностью «очистить» все библиотеки от целого ряда книг: еврейских авторов, авторов времен Первой Республики, антифашисткой литературы, политической литературы, а впоследствии и от современных английских авторов. Все эти книги, в худшем случае, подверглись ликвидации, или в лучшем, были украдены.

Вторым таким периодом является период сталинизма, то есть, в чешских условиях, грубо говоря, 1948-1963гг. Если список запрещенной литературы во времена Протектората насчитывает около 4000 произведений, то в эпоху сталинизма оказалось в черном списке более 10 тысяч произведений или полных собраний сочинений конкретных авторов.