«Фашизм может вернуться когда угодно»

Освенцим, Фото: Ольга Васинкевич, Чешское радио - Радио Прага

Концентрационный лагерь Освенцим стал символом ужаса и нечеловеческих страданий, которые пришлось пережить его узникам. Человек, хотя бы однажды побывавший в этом месте, навсегда становится другим, и слово Холокост приобретает для него совсем мной смысл. Каждый год 27 января в Международный день памяти жертв Холокоста весь мир вспоминает страдания и смерть шести миллионов человек, убитых нацистами в ходе Второй мировой войны.

Освенцим, Фото: Ольга Васинкевич, Чешское радио - Радио Прага
27 января 1945 года около 15 часов военнослужащие 60-й армии первого украинского фронта вошли в концентрационный лагерь Освенцим. Они обнаружили там примерно 7000 оставшихся в живых заключенных лагеря, многие из которых находились на границе между жизнью и смертью. Одной из них была чешка Хедвика Пеханова. «У меня было воспаление легких и высокая температура. Последние силы покидали меня. Если бы освободители пришли на день позже, я бы уже не дожила», - так описывает бывшая чешская заключенная Освенцима последние дни в лагере. В то время ей было 30 лет, и весила она всего 40 килограммов. Полуживую ее нашел русский солдат и на руках отнес в больницу. Еще одна заключенная, Марта Коттова, сначала попала в Терезин, откуда затем была перевезена в Освенцим:

«В Терезине со мной были мама и папа, потом уже они попали в газовую камеру. Условия в Терезине, по сравнению с Освенцимом, были лучше. Там нам давали 250 граммов хлеба в день, в Освенциме это было меньше 10 граммов. В Освенциме мы постоянно стояли в снегу босиком, в Терезине у нас была обувь, у каждого было свое одеяло, своя одежда. Когда мне было примерно 40 лет, я осознала, что необходимо рассказывать людям о том, что мы там пережили, я считаю это своей обязанностью. Мой сын даже сердится на меня, что я уже устала, но я считаю, что пока мы живы, - те, кто остался в живых, - это наша обязанность».

Одним из последних живущих в Чехии свидетелей Холокоста является ведущий чешский невролог Томаш Радил. «Фашизм может вернуться когда угодно. Ненависть – это не только временный коллапс морали. Это мозговой механизм, который закодирован в нас на протяжении миллионов лет».

Когда Красная армия пришла в Освенцим, Томашу Радилу было 14 лет. И он не верил, что ему удастся выжить. Вскоре после приезда в Освенцим, его отвели в один барак, где были дети его возраста, исхудавшие от голода. Был там и один мальчик, которого Томаш спросил: «Это какие-то фабрики?» - «Нет, это не фабрики, это крематории. Кто умирает, там сжигают их трупы. Они не могут их оставлять здесь», - ответил мальчик. Тогда Томаш снова спросил: «А откуда берутся трупы?», на что мальчик жестко ответил: «Ты не понимаешь, что происходит. Этот дым и странный запах, это сжигают людей из транспорта, в котором вы приехали. Это твои родственники, этот дым от них, от их тел», - вспоминал Томаш Радил на аудиозаписях общества Post Bellum, документирующего воспоминания об ужасах, пережитых заключенными в лагерях смерти.

Томаш Радил помнит освобождение Освенцима так: «Русские здесь. Так мы пошли, я подталкивал друга к главным воротам. Так произошла некая спонтанная манифестация, все клялись, что отомстят. Русские были молодые ребята в униформе. Ну, вот таким было освобождение».

После войны ряд бывших чешских заключенных Освенцима из Чехословакии эмигрировал на Запад. Томаш Радил остался на родине, окончил в Праге Медицинский факультет и стал одним из ведущих нейрофизиологов, работал в Академии наук. На протяжении многих лет он занимается изучением агрессии между людьми, а также возникновения коллективной ненависти. «В массе агрессивность переходит на более высокий уровень. Например, когда Гитлер произносит речь перед многотысячной толпой в Нюрнберге, он способен превратить слушателей в примитивное стадо. Разнообразие исчезает, и все становятся равны на самом низком уровне, невзирая на интеллект. Умные и глупые – все в одной лодке. Быть частью толпы – обычно приятное чувство, это своего рода вознаграждение для каждого индивидуума, который присоединится к толпе», - заключает бывший узник нацистского концентрационного лагеря.

Зденька Фантлова, Фото: Милена Штрафелдова, Чешское радио - Радио Прага
Через ужасы концлагерей прошла и Зденька Фантлова из Рокицан. Сначала с января 1942 года она находилась в заключении в Терезине.

«Однажды в мае мы узнали, что был убит Гейдрих. Для нас эта новость не имела никакого значения, все равно мы были в заключении. У меня там был жених, мы были сильно влюблены друг в друга. Из Терезина постоянно отправлялись транспорты на восток, и никто не знал, куда они девались, что с ними происходило. И вот однажды в июне 1942 года было объявлено, что отправится «штрафной» транспорт на восток. Все ломали голову, что это означает, в чем разница. Мой жених оказался в этом транспорте, но, прежде чем он уехал, он разыскал меня и надел мне на палец жестяное колечко и сказал: «Это наше обручальное колечко, оно будет тебя охранять. А если мы выживем, то после войны я тебя разыщу. И уехал».

Попав в Освенцим, Зденька Фантлова рисковала жизнью, когда при проверке у входа в лагерь, пронесла колечко под языком.

«Это колечко было для меня всем. Это то, что вас удерживает – эта внутренняя сила. Для меня это колечко означало любовь и надежду. Оно поддерживало меня до конца войны. Я прошла через Освенцим, Гросс-Розен и другие концлагеря, 400 километров «маршей смерти». В Берген-Бельзене меня среди трупов нашел английский военнослужащий, и тайно вывез в военной скорой помощи из этого лагеря. На мне была обычная простыня и колечко на веревочке. И это все, что у меня было. Но колечко я сохранила, оно есть у меня и по сей день».

Среди последних заключенных Освенцима было немного чехословаков. Поэтому сохранившиеся интервью являются поистине уникальными.

ключевое слово:
аудио