Мартина Навратилова: Я себя чувствую разделенной на две половинки - я и чешка и американка

Мартина Навратилова (фото: Michal Pohorelsky, CC BY 3.0 Unported)

Самая известная в мире чешка, которая по совместительству носит титул самой успешной теннисистки планеты. Мартине Навратиловой будет посвящена сегодняшняя рубрика «Вдали от отчизны».

Мартина Навратилова (фото: Michal Pohorelsky, CC BY 3.0 Unported)
Перечислять спортивные успехи Мартины Навратиловой, в прошлом году официально завершившей свою головокружительную карьеру - в 49-летнем, между прочем, возрасте, мы сегодня не будем. Потому что, как говорит сама Мартина, спортивный этап в ее жизни закончился.

«Это такое странное чувство - радость и сожаление одновременно. Но радости больше. Карьера осталась позади, и теперь я могу делать, что хочу. У меня много планов. И теперь мне не надо бояться, что я не буду в форме к следующему турниру. Все это позади».

Отложив в сторону ракетку, Навратилова стала одну за другой претворять в жизнь все свои задумки, на которые раньше из-за напряженной работы не оставалось времени. Отправилась фотографировать диких животных в Африку, издала книгу о здоровом образе жизни, а в конце прошлого года представила в Праге выставку своих картин, нарисованных при помощи теннисных мячиков. В родную Чехию Мартина Навратилова приезжает с удовольствием - в городке Ржевнице под Прагой до сих пор живет ее мать, но когда дело доходит до обсуждения современной чешской действительности, на критику не скупится. Когда президент Чехии Вацлав Клаус отказался подписать закон о регистрированном партнерстве, Навратилова, одна из первых спортсменок в мире, открыто признавшая свою нетрадиционную сексуальную ориентацию, во всеуслышание пристыдила его. Тренера Чешского теннисного союза Иво Кадерку она назвала хамом, когда тот намекнул, что на турнир Prague Open звезда приехала, скорее, из-за любви к деньгам, чем к родине. А почему множество чехов на выборах отдают свои голоса коммунистам - это вообще не укладывается у Навратиловой в голове. При этом теннисистка с гордостью повторяет, что ее родина именно здесь - в Чехии.

«Мое отношение к родине никогда не менялось, у меня просто не было возможности сюда приезжать. Моей родиной всегда будет Чехословакия, Чешская Республика, здесь мой дом. Я себя иногда чувствую разделенной на две половинки - я и чешка и американка. И я довольна суммой этих двух слагаемых».

В прошлом выпуске «Вдали от отчизны» мы рассказывали вам о чешской фигуристке Ае Врзаневой, которая покинула Чехословакию в 1950 году, не вернувшись из Лондона по совету родителей. Мартина Навратилова признает, что ее собственная история очень похожа на историю Врзаневой.

«Да, нас объединяет спорт и любовь к родине. Мой отец, так же, как и ее родители, мне сказал, чтобы я не возвращалась из-за границы, мне, как и ей, довелось выступать на Вацлавской площади в начале девяностых. Так что, наши судьбы во многом перекликаются. С той лишь разницей, что ей пришлось намного дольше ждать возвращения. Я ждала 11 лет, а Ая Врзанева 40 лет - срок, который мне трудно себе представить. Я рада, что смогла прожить часть ее жизни».

Две эмигрантки - Врзанева и Навратилова, познакомились в Нью-Йорке в начале семидесятых.

«Меня представил Ае мой тренер Йиржи Барма, который жил в Нью-Йорке. Он меня тренировал в Праге, когда мне было 9 лет. Он перебрался в Америку после 1968 года, и когда я оказалась в США, познакомил меня с Аей и ее мужем. Я ходила к ним в ресторан, и мы подружились»,

- вспоминает Мартина Навратилова.

Решение об эмиграции она приняла не спонтанно, а после многомесячных раздумий. Позднее ее упрекали в том, что главным мотивом ее бегства в СШа были деньги: дескать, жалко было делиться честно заработанной валютой с чехословацкими спортивными чиновниками. Сама же она всегда говорила, что больше всего к жизни на Западе ее влекла ничем не ограниченная индивидуальная свобода во всем. «Только после эмиграции я смогла взять свою жизнь в свои руки. Начала сама принимать решения о том, чего я хочу, а чего нет, буду ли я успешна или нет. Мне не нужно было притворяться. У меня было множество причин для бегства, но одной из самых весомых была боязнь, что меня заставят вступить в коммунистическую партию», - так спортсменка сейчас объясняет самое серьезное решение в своей жизни. Больше всего она боялась, что никогда не увидит своих родных. «Мне было очень тяжело, не знаю, нашла бы я в себе силы пройти через это сегодня», - откровенничает она в газетных интервью.

Вот уже несколько лет пани Мартина дожидается ответа на свое прошение о предоставлении чешского гражданства.

«Я попросила о предоставлении гражданства 4 года назад, но мои документы потерялись. А поскольку копий у меня не сохранилось, пришлось все собирать заново. Все сложнее, чем я думала, но я уже давно хочу получить чешское гражданство. Надеюсь, у меня получится. Главное для меня - почаще видеть маму и сестру».