Петер Юшчак: Не только о ГУЛАГе

/c/spisovatele/juscak_peter.jpg

29 сентября в Праге в зале Дома национальных меньшинств прошла презентация русского перевода книги Петера Юшчака «... и не забудь про лебедей!». Петер Юшчак — словацкий журналист, публицист и писатель, автор нескольких романов, рассказов, документальной прозы и пьес для радио. Его произведения были переведены на несколько языков и удостоены престижных премий в Словакии, Чехии и Венгрии.

«…и не забудь про лебедей!», фото: Lukáš Řezník, iRozhlas.cz

Действие романа «…и не забудь про лебедей!» происходит в женской колонии сталинского ГУЛАГа. Это не первая работа Петера Юшчака, посвященная теме советских лагерей. В 2001 году был издан документальный роман «Похищенные», где приводятся исторические документы, свидетельства, воспоминания и письма тех, кто после Второй мировой войны был отправлен в ГУЛАГ. В 2011 году вышло второе, расширенное издание, куда вошли истории интернирования не только словаков, но и чехов и венгров. В эксклюзивном интервью Radio Prague International Петр Юшчак рассказал, что привело его к этой теме много лет назад и почему он несколько раз вновь к ней возвращался.

Фото: Kalligram

— Все началось с 1989 года: мы смогли говорить о том, о чем раньше надо было молчать. Одной из таких тем были депортации в Советский Союз, интернирования граждан Чехословакии. Это было нечто неслыханное: раньше нам представляли Советский Союз как большого хорошего друга, рисовали в самых радужных красках и самыми добрыми словами. Хотя, конечно, этот образ был подпорчен в 1968 году, однако последующие двадцать лет политики и СМИ всячески восстанавливали его. После 1989-го стало ясно, что все совсем не так. Как журналист я начал сотрудничать с Конфедерацией политических заключенных, благодаря чему получил доступ к информации об интернировании и личным делам людей, которые были угнаны в советские концлагеря. Я читал их дела, их письма, их воспоминания… Позже я стал участвовать в лекциях и встречах, организованных Конфедерацией политических заключенных. Гости рассказывали о своей жизни, это были неописуемо тяжелые и сильные истории. Это было настолько мощно, что я, даже будучи журналистом, понимал, что недостаточно просто написать об этом несколько статей. Мне стало ясно, что эта тема требует более серьезного подхода.

Книги длиною в десятилетие

Фото: archiv VHÚ

Петр Юшчак признается, что поначалу не отдавал себе отчета, насколько обширна эта тема, и даже не предполагал, что постепенно так углубится в исследовательскую работу. Писатель начать детально изучать историю возникновения и развития советских лагерей, а также историю Словакии того времени. Постепенно кроме архивных документов и личных дел Петер Юшчак собрал свой собственный архив: он встречался с бывшими заключенными, записывал их воспоминания:

— Мне было важно донести до читателей, что депортация фактически продолжалась и на свободе — внутренняя депортация тех, кто побывал в лагерях, внутренняя несвобода. История депортации любого человека не заканчивалась тем, что он там погибал или, отбыв срок, возвращался обратно домой. Над расширенной версией «Похищенных» я работал со своими коллегами из Чехии. Нами было собрано огромное количество материала, который ярко иллюстрирует то, что происходило в концлагерях, отражает политическую и экономическую ситуацию того времени, описывает отношениях внутри лагерей. Создается впечатление, что стоило бы выпустить третью, еще более расширенную версию книги.

Ирена Кавашова, фото: Můj otec Gulag, Česká televize

Роман «... и не забудь про лебедей!», также описывающий судьбу депортированных, стал своеобразным продолжением цикла работ о интернировании граждан Чехословакии. Петр Юшчак признался, что уже во время работы над документальным романом «Похищенные», вчитываясь в трагические истории людей, он понимал, что каждая из них достойна отдельного романа, и чувствовал, что подобный роман будет написан:

— Больше всего мое внимание привлекла история Ирены Кавашовой из города Кежмарок. Во-первых, потому, что речь шла о женщине, а женские колонии были ничуть не менее, а подчас, и более жестокими, нежели мужские. Во-вторых, она была обычной домохозяйкой, а ее обвинили в шпионаже. И последнее (но не по значению) — в лагере в 1950 году у нее родился сын. После множества встреч с ее сыном, после долгих уговоров с моей стороны он поделился своими самыми тяжелыми воспоминаниями — воспоминаниями о своем детстве, о своей матери. И стало ясно, что эта история настолько сильная, что если какое жизнеописание и заслуживает своего отдельного романа, то это именно жизнь Ирены Кавашовой и ее сына, рожденного в лагере.

В ожидании отзывов русских читателей

Фото: Vydavatelství Ruská tradice

Роман «... и не забудь про лебедей!» Петера Юшчака получил ряд положительных отзывов как от критиков, так и от читателей и был удостоен нескольких наград, в том числе премии Ассоциации писателей Словакии и премии Ассоциации организаций писателей Словакии. Роман уже ранее был переведен на венгерский и чешский языки. Что для Петера Юшчака значит выход его романа на русском языке?

— Одним из наиболее приятных сюрпризов для меня стало то, что роман заинтересовал и русских читателей. После выхода книги на словацком, а потом на чешском и венгерском я действительно получал множество отзывов, прочитал немало интереснейших рецензий, анализирующих мой роман. И мне было крайне приятно, что моя книга заставляет задуматься. Однако огромную радость мне подарил именно русский перевод, вышедший буквально несколько недель назад. Я могу не просто держать его в руках, я с удовольствием читал отдельные главы. И хочу сказать, что, насколько мне позволяет судить уровень моего русского языка, переводчица Виктория Крымова прекрасно справилась со своей задачей. И для меня это стало определенным вознаграждением, доказательством того, что эта книга стоила того, чтобы много лет провести за работой и еще раз подарить жизнь героям романа.

Сложности перевода: о новом любимом языке, любимых героях и о том, чего забывать нельзя

Переводчица Виктория Крымова, благодаря которой русскоязычный читатель сможет познакомиться с творчеством Петера Юшчака, с удовольствием согласилась посетить русскую редакцию Radio Prague International и подробно рассказать о самом романе, процессе перевода и сотрудничестве с Петером Юшчаком.

Петер Юшчак и Виктория Крымова, фото: Евгений Деменок

— Вы являетесь главным редактором журнала «Русское слово» и членом общества «Русская традиция», которое занимается организацией конференций, лекций и тематических встреч. Кроме того вашим обществом был выпущен целый ряд книг, большая часть которых на историческую тему, и вы являетесь редактором некоторых из них. Это ваша первая работа в качестве переводчика? Как так получилось, что вы решили взяться за нее? Что для вас стало главным импульсом?

— Да, это действительно первый мой опыт перевода художественного произведения. В качестве журналиста, редактора, естественно, я занималась переводом, но публицистических, журналистских материалов. А если говорить о художественном произведении — это первый опыт. И это было очень большое счастье, это была давняя мечта... Точнее, как я уже говорила на презентации, первые десять лет жизни в Чехии я об этом не смела и мечтать, потом еще десять лет тихо мечтала, и вот мечта, наконец, сбылась. Тем более, что роман «... и не забудь про лебедей!» Петера Юшчака — это действительно литература. А от приобщения к настоящему художественному тексту получаешь всегда громадное удовольствие. Как читатель и как переводчик. И я для себя уяснила одну очень важную вещь — я поняла, что такое художественный перевод. Это очень-очень внимательное чтение. Мы привыкли проглатывать текст целиком, читать быстро, а здесь ты думаешь над каждым словом. Почему автор употребил именно это слово, а не любое другое из богатого синонимического ряда? Это чтение на некоем новом уровне. Кроме того, для меня это был первый опыт перевода со словацкого, а не с чешского языка. И могу сказать, что это тоже очень счастливый опыт, это новая любовь. У меня появился еще один очень любимый славянский язык, очень богатый, очень напевный, очень мелодичный, очень разнообразный и необыкновенный.

— Расскажите, пожалуйста, нашим слушателям, где и когда происходит действие романа.

Фото: архив проекта Gulag.cz

— Действие романа происходит в системе советского ГУЛАГа, дата, которая стоит перед началом первый главы — 5 марта 1953 года (думаю, никому не надо пояснять, что это за дата). Но роман построен как настоящее художественное произведение, и поэтому мы узнаем еще и предыстории героев. То есть сказать, с какого момента начинается действие, очень сложно, потому что и о юных годах героини там речь, конечно, пойдет, и о том, как она оказалась в системе ГУЛАГа. Но если определять общую тему романа, то можно сказать, что это тема лагерная. Но не только. Ведь, во-первых это немножечко другой ракурс лагерной темы — речь пойдет об интернированных женщинах-европейках, женщинах из разных стран, которые в 45-м году, после войны, после прихода Красной армии, были интернированы в систему советских лагерей. Важно сказать — Петер Юшчак очень много как историк занимался этим вопросом, работал в архивах, и у многих из героинь романа были прототипы. Но, в любом случае, это не реальные портреты, это художественные образы. Очень хорошо написанные художественные образы. Итак, возвращаясь к теме — это женская колония в системе ГУЛАГа. Но роман не только в этом. Он, конечно, о женской судьбе, о столкновениях очень разных характеров в очень сложных обстоятельствах. А, как известно, в сложных обстоятельствах как раз разные грани характера и проявляются. Это роман о материнстве — очень сложная у героини судьба, но не буду пересказывать сюжет. Это роман, конечно же, и о любви. И о вере и силе духа. Это памятник силе духа этих женщин, которым удалось — не всем, но тем, которым удалось — остаться женщинами, остаться людьми несмотря на весь ужас, через который они вынуждены были пройти не по своей вине.

— Обществом «Русская традиция» было выпущено несколько книг, описывающих этот исторический период, этой теме не раз посвящались статьи в вашем журнале. Скажите, насколько велика разница в работе с историческими данными и авторским текстом?

— Если говорить действительно непосредственно о моей задаче, то есть задаче редактора и переводчика, то это две совершенно разные работы. Действительно, то, что выходит в «Русской традиции», в основном имеет отношение либо к мемуаристике, либо к историко-исследовательским темам, это правда. И поэтому, может быть, это придало дополнительное удовольствие моей работе над книгой Петера Юшчака.

— Как вам кажется, заинтересует ли русскоязычных читателей книга словацкого автора? Все-таки на русском было написано множество книг о советских лагерях, в том числе людьми, реально прошедшими через весь этот ужас. Насколько верен (и интересен) может быть взгляд со стороны?

Юрий Дмитиев, фото: Томаш Кизны

— В вашем вопросе уже изначально два вопроса. Во-первых, насколько нужно еще раз обращаться к лагерной теме, учитывая, сколько уже на эту тему было написано и сказано? Тут мой ответ совершенно однозначен — нужно. В 1990-е годы, когда на книжных прилавках в большом количестве появилось все то, чего раньше там не было, когда русскоязычная читающая публика познакомилась уже не в самиздате, а в книжном виде и с Солженицыным, и с Шаламовым, и Владимовым, и с «Реквиемом» Ахматовой, и со многими-многими другими произведениями, то казалось, что после этого никогда такое больше повториться не сможет. Ведь раньше можно было бы сказать: «Но мы же не знали!», а теперь все всё знают. И поэтому возродиться такое не может. Но оказалось, что общество, мы все этим не переболели. Иммунитет не выработан. И то, что сейчас происходит в России, тому подтверждением: преследования по политическим мотивам, политзаключенные... Из последних страшных новостей — дело историка Юрия Дмитриева, который, собственно, занимался исследованием именно этого периода, именно лагерной темы, именно сталинских лагерей и получил вполне сталинский срок — 13 лет. А с учетом возраста, состояния здоровья и условий содержания в российских колониях можно смело, не кривя душой, сказать, что это смертный приговор. Поэтому надо снова и снова говорить, и говорить так, чтобы до сердца дошло, до разума дошло человеческого. Будет ли услышал глас вопиющего в пустыне — неизвестно, но молчать в любом случае нельзя. Это ответ на первую часть вашего вопроса: нужно ли возвращаться к этой теме.

Петер Юшчак и Виктория Крымова, фото: Евгений Деменок

Теперь по поводу словацкого автора и собственных русских авторов. Отчасти да, роман «... и не забудь про лебедей!» — это взгляд со стороны, и этим он тоже интересен. Это взгляд европейца — а Петер Юшчак, бесспорно, европеец в лучшем смысле этого слова, разделяющий европейскую систему ценностей. Кроме того, как я уже сказала, это не просто досужие домыслы некоего европейца, который решил порассуждать о чем-нибудь страшном из прошлого, нет. Эту тему он изучил детально, не только через архивы, но и через беседы с очевидцами и поездки по тем местам. То есть это не праздные разговоры. Кроме того, тема европейцев, оказавшихся в советских лагерях, так называемых «временно интернированных», не так широко освещена в нашей литературе. Хотя в романе Петера Юшчака рассказывается не только о европейках: для них никто специальных лагерей не создавал, они сидели вместе с советскими гражданками — и уголовницами, и политическими — контрами, шпионками, как угодно назовите. И при этом это действительно очень взвешенный взгляд, здесь нет разделения на черное и белое: что все европейки честные и порядочные, а советские гражданки либо безмозглые сталинистки, либо уголовницы. Нет. Очень разные — и те, и другие. И даже среди надзирателей разные есть люди.

Мне кажется, тут очень важен еще один факт — художественное произведение не измеряется только темой. А перед нами бесспорно художественное произведение. Мировая художественная литература не овощной склад, чтобы сказать: «У нас картошки уже достаточно и больше мы ее закупать не будем». Ведь сколько было написано романов в XIX веке о жизни дворянского сословия? Кого мы вычеркнем, кто там лишний в списке? Тургенев? Толстой? Гончаров? Со временем это становится ясным, и в общем, действительно, литература — как и язык — штука умная, она сама разберется, что ей нужно, а что ей не нужно. Но, на мой взгляд, эта книга правда хороша. По крайней мере, я в нее влюблена. И неожиданно у меня (может быть, это не очень профессионально, переводчик, как судья, должен быть объективным) появились свои любимые героини. И я действительно жила этим текстом и очень благодарна автору за предоставленную мне возможность и всем, кто со мной работал над этой книгой.

— Спасибо вам большое за очень интересный рассказ.

— Спасибо, было очень приятно рассказать о том, что с таким удовольствием делалось.

ключевое слово:
аудио