Разведчик будущего президента, создававший узоры с Пикассо

Роберт Мразек, фото: Ян Калиба, Чешское радио

За пределами родины, в Америке, Канаде, Австралии, России и других странах, сегодня проживает более двух миллионов чехов. Mногие из них являются потомками эмигрантов, покидавших Чехословакию по политическим и экономическим причинам в разные периоды исторических испытаний. Исследователи стремятся рассказать своим соотечественникам самые необычные истории, связанные с незаурядными переселенцами. К их числу, безусловно, относится и Йозеф Мразек, производитель и экспортер собственноручно расписанной керамической посуды, которая хранится в доме Хемингуэя и в ряде музеев. А также разведчик, чья деятельность в период Первой мировой войны способствовала возникновению Чехословакии, и первооткрыватель особого вида пластмассы, обеспечивший стратегическим сырьем ВС США в ходе Второй мировой.

Роберт Мразек, фото: Ян Калиба, Чешское радио

Побеседовать с его внуком, Робертом Яном Мразеком в Итаку в штате Нью-Йорк отправился репортер «Чешского Радио» Ян Калиба. К слову, в ту самую Итаку, в Корнеллском университете которой преподавал курс русской и мировой литературы эмигрировавший после большевистского переворота Владимир Набоков.

В межвоенный период Йозеф Мразек основал производство оригинальной керамической посуды в Нью-Йорке, a позже в Летовицах в Моравии, откуда экспортировал товар крупными партиями в США. Некоторые образцы бережно хранит в своем доме его внук Роберт.

Узоры в память о Пикассо

— Его художественный стиль был близок исканиям европейских художников того периода. Большая часть его керамических изделий вручную расписана абстрактными кубистическими узорами, созданными моим дедушкой в сотрудничестве с Пабло Пикассо и другими блестящими европейскими художниками,

— рассказал «Чешскому Радио» Роберт Ян Мразек, бывший конгрессмен США.

Здесь, в Америке, внуку посчастливилось прожить часть детства со своим дедушкой, вовсе не подозревая о многих фактах его драматичной и интересной биографии. Не знал он до недавнего времени также о том, что вручную расписанная керамика Йозефа Мразека настолько восхитила Эрнеста Хемингуэя и его супругу Полин, что они решили украсить ею свой дом на острове Ки-Уэст во Флориде, где писатель провел несколько лучших лет своей жизни и работал над многими рассказами и романами, а также начал писать "По ком звонит колокол". В это время к нему пришла слава.

«Изделия нашего Шефа висят в доме Хемингуэя...»

Дом-музей Э. Хемингуэя,  Ки-Уэст, Фото: Andreas Lamecker, CC BY 2.5
— Я ничего об этом не знал! Просто пришел на экскурсию в Дом-музей Хемингуэя в центре Ки-Уэста. Эксурсовод остановился у стены, украшенной керамикой, которую Хемингуэй и его жена коллекционировали. Всмотрелся и вдруг понял — это же работы моего дедушки. Я был совершенно ошеломлен, сразу же все сфотографировал и послал фотографии родственникам. Дедушку еще при жизни прозвали Шефом, и я в качестве сопроводительной записки написал тогда – смотрите, изделия нашего Шефа висят в доме Хемингуэя... Дедушкины вещи нравились не только этому писателю, во многих домах по всей Америке и сегодня можно найти заказанные у Йозефа Мразека сервизы и наборы посуды.

От ваз — к покрытиям для антенн военных самолетов

Томаш Гарриг Масарик, фото: Stzeman, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0
В результате мирового экономического кризиса, начавшегося в октябре 1929 года, Мразеку пришлось постепенно свернуть чехословацкую и американскую часть производства. Будучи по натуре деятельным человеком, он занялся опытами и стал, помимо прочего, первооткрывателем особого вида пластика. Во время Второй мировой войны он предоставил право использования открытого им материала правительству США.

Как показало тестирование материала, уникальные свойства предопределяли его использование в производстве покрытия для антенн военных самолетов, в которых возникла острая необходимость. В то время Йозеф Мразек, который уже давно стал гражданином США, произвел свыше семидесяти тысяч единиц этих компонентов.

— Йозеф был уникальным человеком. В ходе Первой мировой войны Эмануэл Воска завербовал его на конфиденциальное сотрудничество со спецслужбой Томаша Гаррига Масарика. Он стал разведчиком, который следил за немецким дипломатом в США Францем фон Папеном (занимал должность военного атташе с 1913 по 1915 гг, из США был выслан за шпионаж и подрывную деятельность — прим. ред.). Позже, уже в период Второй мировой войны именно Воска также завербовал моего отца, который в качестве парашютиста руководил движением Сопротивления на территории Протектората Богемии и Моравии — Чехию он хорошо знал с детства, и нацистам ни разу не удалось его схватить.

"О Чехословакии - маленьком маяке демократии в Центральной

Европе..."

Когда я был еще мальчишкой, он рассказывал мне о масариковской и бенешевской Чехословакии, маленьком маяке демократии в Центральной Европе, которую вначале украли немцы, а потом СССР.

Возвращаясь к дедушке — он также производил покрытия из пластика для радио, которыми были оснащены все американские военные самолеты. Он был потрясающей личностью ...

Когда я был еще мальчишкой, дедушка рассказывал мне о масариковской и бенешевской Чехословакии, маленьком маяке демократии в Центральной Европе, которую вначале украли немцы, а потом СССР. Я был воспитан в духе патриотизма как гордый чех, и таковым останусь. С удовольствием езжу в Чехию, а также уважаю чешскую кухню,

— завершает с улыбкой свой рассказ Роберт Я. Мразек.

T.Г. Масарик сам поручал выполнение заданий Йозефу Мразеку. Во многом благодаря Роберту Я. Мразеку вскоре после «бархатной» революции 1989 года началось двустороннее сотрудничество между парламентами США и Чехословакии, рассказал бывший студенческий активист Ян Бубеник.