«Взрыв организовали не террористы или бандиты, а российская разведка»

Появление «следа» ГРУ во взрыве склада боеприпасов в 2014 году в моравском поселке Врбетице привело к самому острому кризису в отношениях Чехии и России за последние десятилетия. Диверсию уже осудили на уровне ЕС и НАТО.

Петр Коларж | Фото: Filip Jandourek,  Český rozhlas

Петр Коларж, бывший посол Чешской Республики в России и США, расценивает «Врбетицкое дело» как акт государственного терроризма, «который совершили не Талибан или Аль-Каида, а российская армия».

Как, по мнению Петра Коларжа, ведут себя стороны в этом противостоянии? И чем завершится «дипломатическая перестрелка»? На эти и другие вопросы он отвечает в интервью «Чешскому Радио».

Напомним, что Прага объявила персонами нон грата 18 российских дипломатов, и в данный момент, согласно спискам МИД Чехии, на территории республики по-прежнему находится 135 человек с российскими дипломатическими и служебными паспортами.

После ответного шага России, выславшей 20 человек, в чешском посольстве на улице Фучика в Москве, штат которого изначально был гораздо меньше, чем россиян в Праге, работать стало практически некому – там осталось всего пять дипломатов, включая посла, и 19 административных сотрудников.

МИД Чешской Республики объявил о применении принципа паритета «один к одному». В результате Чехию должны будут покинуть еще 63 работника российской дипмиссии.

Якуб Кулганек | Фото: Michal Kamaryt,  ČTK

– Глава МИД Якуб Кулганек дал время для отъезда российских дипломатов до конца мая, то есть месяц восемь дней. Это обычная практика или определенный жест доброй воли со стороны Чехии?

– Это проявление великодушия. Не мы создали эту проблему. Проблема появилась в связи с актом государственного терроризма, поведением Российской Федерации, которая является путинским постсоветским посмертным отпрыском некогда огромной мировой сверхдержавы. Эскалация напряженности в отношениях не была нашим желанием. С другой стороны, мы суверенное государство, у которого есть собственная гордость, и мы не можем закрывать глаза на определенные поступки, а то, что произошло, – это уже за гранью. На мой взгляд, в первой фазе событий мы вели себя даже мягко. 18 высланных сотрудников российского посольства по нашим масштабам было весьма радикальным шагом, однако с учетом того, что произошло, – а действительно имел место акт государственного терроризма – это было еще достаточно мягким ответом.

«Впервые с 1989 года Чехия может уравнять с Россией количество дипломатов»

Фото: Petr David Josek,  ČTK/AP

– Как вы оцениваете реакцию России на действия чешской стороны и решение чешского МИД добиться паритета в численности дипломатических представительств обеих стран?

– Русские заявили, что они не только отплатят нам той же монетой, но и покажут, кто здесь господин. Так что мы просто должны были двигаться дальше в выбранном направлении. И я очень этому рад, поскольку впервые с ноября 1989 года (когда произошла «бархатная» революция – прим. ред.) у нас появилась возможность уровнять количество дипломатов, чтобы оно не было такими невероятно непропорциональным. В прошлом, когда мы высылали какого-нибудь российского дипломата, который занимался здесь не дипломатической работой, а чем-то совсем другим, это проходило для них достаточно безболезненно. А когда высылали нашего дипломата из России, это всегда было серьезным ударом по нашему диппредставительству. Причем они всегда знали, на кого нацелиться, кто самый лучший. Сокрашение штата стала для России серьезной проблемой, поскольку в ЧССР, Чехословакии, а потом и в Чешской Республике у нее всегда была очень крупная дипмиссия, особенно по сравнению с другими странами. ЧССР была любимой вассальной страной Советского Союза, поездка в которую была наградой. Отсюда было удобно проводить операции в других частях Европы, здесь себя чувствовали достаточно безопасно и комфортно как дипломаты, так и разведчики.

– Пока ситуация выглядит очень драматично. В посольстве Чехии в Москве 19 апреля полностью закрылся консульский отдел, то есть чешскую визу гражданам РФ оформить невозможно. На сайте посольства опубликовано сообщение: «Временно приостановлена регистрация для подачи заявлений на получение долгосрочных виз и пребывания». Что же будет дальше?

Фото: Kamaryt Michal,  ČTK

– Я думаю, что со временем ситуация урегулируется таким образом, чтобы посольства могли продолжить работу. Например, мы по договоренности с Россией станем наращивать штат сотрудников. Однако уже не будет происходить так, что в обмен на разрешение послать в Москву одного нашего дипломата они отправят сюда трех или четырех. Это будет один к одному. Сейчас мы в похожей ситуации, в какой оказалась Великобритания в 1971 году, которая тогда выслала 105 советских дипломатов, то есть разведчиков, на какое-то время если не разрушив, то парализовав шпионскую сеть, созданную ими в Соединенном Королевстве.

– Как экс-посол в США и России и бывший заместитель министра иностранных дел вы можете пояснить, обсуждается ли предварительно такой вопрос как высылка из страны дипломатов и действия в отношении России с союзниками по ЕС и НАТО?

– Это наше собственное решение об отношениях с России в рамках двусторонних связей. Консультации или, вернее, сотрудничество с нашими союзниками мы ведем при действиях большего формата, европейской дипломатии, когда мы хотим, чтобы Россия почувствовала, что мы действительно часть большой семьи, где действует мушкетерский лозунг: «Один за всех и все за одного!» Я под этим не подразумеваю пункт номер 5 Вашингтонского договора, хотя было бы неплохо его применить, потому что нас действительно напали. Я в этом не сомневаюсь, и это следует рассматривать как атаку.

«Если бы боеприпасы из Чехии взорвались в другой стране, это нанесло бы нам еще больший урон»

 НАТО | Фото: /a a/,  GPA Photo Archive,  Flickr,  CC BY-NC 2.0

– Напомним слушателям, что 5 пункт Вашингтонского договора Североатлантического альянса означает, что «нападение на одну страну-участницу договора рассматривается как нападение на все страны-участницы одновременно». При этом, согласно известным данным, что подтверждают и слова политиков и представителей прокуратуры, целью нападения не было произвести взрыв на территории Чешской Республики. Речь шла об уничтожении оружия, которое должно было быть отправлено то ли в Сирию, то ли в Украину. И все равно вы считаете это нападением на Чехию?

– Да, ведь они провели операцию, которая, возможно, нанесла бы еще больший урон нашим интересам. Если бы эти боеприпасы, прибывшие из Чехии, взорвались в какой-либо другой стране, нам пришлось бы решать проблему гибели людей и уничтожения имущества в другом государстве, скорее всего, у нашего союзника – будь то Болгария или Украина. Я с самого начала подчеркиваю, что это был акт государственного терроризма, который был организован не какими-то террористами или бандитами, а разведчиками, военной разведкой армии России, которая подчиняется непосредственно министру обороны Шойгу, а он, в свою очередь, президенту РФ Путину. То есть здесь действовала не Аль-Каида, не Талибан, не ИРА, а российская армия. А то, что это произошло иначе, чем они планировали, так это уже вопрос риска их работы. Они причинили смерть двум нашим гражданам и огромные материальные убытки, более миллиарда крон.

«Русские нередко ведут себя иррационально»

Фото: Tatjana Kazakowa,  Pixabay,  CC0

– Исходя из вашего опыта, как после выдвинутых обвинений поведет себя Россия? И не пойдет ли она по пути полного разрыва отношений с Чехией?

– Сейчас они начнут раскручивать карусель своей пропаганды. Российские СМИ станут рассказывать, как с нами обошлись, какие мы глупые, неблагодарные и предатели. Русские нередко ведут себя иррационально, руководствуясь эмоциями, что часто делает им самим же хуже. Одного они рассуждают иначе: за то, что считают своей честью и достоинством, они готовы пожертвовать всем, некоторые и своей жизнью. Так что я не знаю, до какой степени рационально русские рассуждают сейчас, однако думаю, что они не пойдут по пути полного прекращения отношений с Чехией.

– В прокремлевских СМИ напоминают, что Россия может обойтись без Запада, и уж точно без Чехии, которая «производит лишь пиво» и заинтересована в российских туристах, нефти и газе.

– Не только мы тянем за короткий конец веревки (то есть «находимся в невыгодном положении» – прим. ред.) – России тоже есть что терять. Однако могу лишь повторить, что русские часто рассуждают и действуют нерационально. Их эмоции нередко приводят к тому, что они ведут себя, как слон в посудной лавке, что наносит куда больший урон, который потом тяжело восполнить. У нас есть свои интересы в России, но в общей картине нашего экспорта потеря не будет такой уж трагичной – это всего 2–3%, что составляет примерно 100 миллиардов крон, что тоже немало, однако не так ужасно с учетом всего объема. Мы можем искать альтернативные рынки. Россия, к сожалению, остается страной, которая зависит от ввоза своих полезных ископаемых – ничего другого они сегодня не производят и не экспортируют, за исключением оружия, которое сегодня уже менее конкурентоспособно.