Энергетическая самостоятельность vs. экология

Иллюстративное фото: Павел Бухта, Pixabay / CC0

Недопустимо снижением энергетической самостоятельности государства платить за сокращение выбросов парниковых газов, – такова оценка министра промышленности и торговли Чехии Карела Гавличека требования председателя Европейской комиссии снизить в рамках Евросоюза к 2030 году вредные выбросы на 55%. Реализация такого плана в Чешской Республике способно нанести серьезнейший урон главным промышленным отраслям страны. Чешский максимум, считает Карел Гавличек – 45%, но только при весьма благоприятном стечении обстоятельств. Реальным параметром, по мнению министра промышленности, являются 43%.     

Урсула фон дер Ляйен, фото: ČTK/AP/Olivier Hoslet

Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, заявив о необходимости снижения выбросов парниковых газов на 55% к 2030 году, упомянула тот факт, что все членские государства Евросоюза начинали путь сокращений, а достижения сравниваются с показателями 1990 года, с разных стартовых позиций. Однако она уверена, что озвученную цель достигнуть реально, особенно если учесть, что бюджет Европейского союза и  «Европейский фонд возобновления» намерены оказывать членским государствам в этом плане серьезную финансовую поддержку, предоставив на реализацию соответствующих проектов большую часть денег.

По сравнению с 1990 годом, согласно статистике Министерства по охране окружающей среды, Чехия снизила выбросы вредных веществ в атмосферу на 35%. Почему тогда министр промышленности Карел Гавличек считает озвученную Урсулой фон дер Ляйен цель для Чехии недостижимой?

Карел Гавличек, фото: ČTK / Ondřej Deml

– На первый взгляд все выглядит так, что мы уже прошли больше половины пути и дальше можно двигаться, как минимум, столь же быстро. Но, дело в том, что финал всегда дается сложнее. Мы интенсивно занимались перестройкой промышленности и энергетики, но сейчас положение таково, что каждый следующий процент снижения выбросов вредных веществ в атмосферу нам обходится все дороже и дороже.

В случае вредных эмиссий мы в первую очередь говорим о СО2, за производство которого у нас в первую очередь ответственны сектор энергетики, промышленность и транспорт. На каждую из этих сфер, соответственно, приходится доля в объеме – 40, 20 и 15%.

Если реализовывать план, озвученный Европейской комиссией, нам необходимо будет все три упомянутые отрасли коренным образом перестраивать.

Главной в этом случае, по словам министра промышленности Карела Гавличека, является сфера энергетики: Получается, чтобы достигнуть поставленной Европейской комиссией цели, нам нужно избавиться от эмиссий у 40% нашего энергетического комплекса. До 2030 года этого сделать невозможно.

Иллюстративное фото: Томаш Адамец, Чешское радио

За счет сжигания угля в Чехии сегодня производится 50% электричества и почти 60% тепловой энергии. Даже если мы осуществим полный «дворцовый переворот», что уже задумано в сфере отопительных систем, мы не сможем перестроить нашу энергетику так быстро. Новый ядерный энергоблок у нас появится не раньше 2036 года, а построить такое количество возобновляемых источников энергии, чтобы отказаться от угля, у нас просто нет технических возможностей.

Меня не раздражают амбиции Европейской комиссии. Мне мешает то, что сначала делаются идеологические и политические заявления, а только потом начинается дискуссия на уровне специалистов. Я считаю, что сначала надо взять бумагу, карандаш и взяться за расчеты.

С каждым отдельным членским государством необходимо сначала обсудить их экономическую и энергетическую структуру, суммировать все необходимое, и только потом рассчитать возможности страны.

В нашем случае все делается иначе

Министр считает, что подход Европейской комиссии сравним с тем, когда студент пишет очень хорошую дипломную работу, но пользуется при этом ошибочными исходными параметрами.

Фото: Jensbn~commonswiki, Wikimedia Commons, Public Domain

Чехия, подчеркивает министр, ни в коем случае не отказывается от плана по снижению выбросов парниковых газов сначала на 55%, а потом и больше. Страна лишь обращает внимание на необходимость учитывать существующую структуру энергетической, промышленной и транспортной отраслей, которые невозможно коренным образом изменить в столь короткие сроки. В случае Чехии речь идет о большой доле использования угля для получения энергии, как электрической, так и тепловой.

– Невозможность ускоренного отказа от угля доказывают собранные промежуточные данные. Если процесс пойдет неоправданно быстро, мы останемся без необходимого количества источников энергии и превратимся в энергетически несамостоятельное государство, станем исключительно импортерами энергии. Это большая проблема.

С этой точки зрения сокращение к 2030 году эмиссий на 55% – нереальная цель.

Важным сектором в процессе уменьшения объемов вредных выбросов в атмосферу является также личный транспорт граждан. Здесь государством уже взят курс на внедрение автомобилей с альтернативными видами двигателей, например, электрических или водородных. Реализуются планы по расширению сети зарядных станций. У граждан, однако, должна быть возможность приобрести машины не с бензиновыми, дизельными или газовыми моторами, а именно электрическими или водородными.

Сегодня у нас в стране есть около 2,5 тысяч станций для зарядки электромобилей. Их установка финансируется за счет национального бюджета и средств европейских фондов.

В 2030 году, предположительно, таких станций должно быть уже в 10 раз больше – 20-30 тысяч. Это соответствует 300 тысячам электромобилей, которые к этому моменту могли бы передвигаться по дорогам страны.

Фото: Gerd Altmann, Pixabay / CC0

Но, все равно это лишь  3-4% от общего количества «традиционных» автомобилей, которыми граждане пользуются сегодня.

В Чехии ныне около 5,5 миллионов машин, использующихся частными лицами. Большего к 2030 году мы не добьемся. Необходимо учитывать реальные возможности, – подчеркивает министр промышленности и торговли, а также глава ведомства транспорта Карел Гавличек.

Чтобы граждане в больше приобретали машины с альтернативными моторами, потребителя должна устраивать стоимость таких машин, а также их технические параметры, например, скорость зарядки аккумуляторов или замены топливных элементов. Значительную роль играет также расстояние, которое машина способна преодолеть на одном полном заряде аккумуляторов или топливных элементов.