Комикс, вербовка, самогон – приглашение на ринг

Фото: архив Magnesia Litera

Жюри авторитетного конкурса на лучшую книгу года Magnesia Litera 2015 ныне находятся в стадии, как сказал бы строгий критик, отделения книжных зерен от плевел. Однако поскольку мы не торопимся делить читателей на взыскательную элиту и глотателей пустот, ограничимся тем, что работы у литературных арбитров сейчас хоть отбавляй – на «Магнезию» поступило 349 заявок.

Фото: архив Magnesia Litera
Как ни странно, но и в прошлом году на соискание премий «Магнезии» были выдвинуты именно 349 заявок. Ни больше, ни меньше, прямо мистика. Тем не менее, судя по первому, беглому анализу, творческиe силы, декларирующие наличие прежний свой потенциал, перераспределились и сгруппировались в сильную прозаическую стаю. Что подтвердил в интервью Радио Прага и Павел Мандыс из учредившего данный литературный ринг объединения Litera. Оно поставило своей целью рекламу качественной литературы и хороших книг вне зависимости от жанровой принадлежности.

- В целом нынешний год был сильным, что касается категории чешской прозы, и комиссии будет из чего выбирать, не в пример некоторым годам, когда некоторые публикации в этой категории, разделенной на шесть подкатегорий, номинировались лишь для достижения определенного количества презентаций. Я думаю, что на этот раз членам жюри будет даже жаль, что правилами предусмотрены лишь шесть подкатегорий, не позволяющих представить творчество прозаиков в гораздо более широкой мере.

"Комиксовые" страны могут позавидовать Чехии

- Напомним, что жюри состоит из 300 знатоков книжного дела - это издатели, критики, педагоги, редакторы, библиотекари, продавцы книг и сами авторы, исключая тех, у кого могло бы произойти пересечение интересов. Организаторы конкурса, включая вас, пока не оглашают имен авторов, номинированных на соискание премии, присуждаемой в девяти различных категориях, и советуют нам всем дожидаться марта. Тем не менее, вы пристально следите за литературной сценой также в роли простого читателя - появление произведений каких авторов в списке номинантов было бы логичным?

Павел Мандыс (Фото: Дейвид Вон, Чешское радио - Радио Прага)
- Очень выразительным успехом, о котором говорится в последние недели, является двухтомная хрестоматия «История чехословацкого комикса XX столетия», основательно раскладывающая по полочкам этот жанр. На ее составление Академия наук ЧР выделила грант. Я, конечно, был бы немало удивлен, если бы сей труд не был выдвинут в категории «Издательский почин», однако жюри является совершенно независимым, и если оно выберет других не менее достойных кандидатов в данную категорию и сумеет аргументированно защитить свою точку зрения, против такого выбора протестовать никто не в праве.

- Oднако похвастаться такой хрестоматией как «История чехословацкого комикса XX столетия» не могут даже некоторые более "комиксовые", чем Чехия, страны... Еще вопрос касательно беллетристики - заметны ли какие-то особенности в новоизданных образцах отечественной прозы, помогающие выявить то, что может трансформироваться в этом жанре? И появление чьих имен наиболее вероятно в этой секции?

- Интересных публикаций появилось немало. Есть среди них и очень противоречивые, но, несмотря на это, положительно воспринятые литературными критиками. Например, роман Вацлава Кагуды Vítr, tma, přítomnost («Ветер, тьма, настоящее»). На слуху и книга Мартина Райнера «Básník. Román o Ivanu Blatném» (Поэт. Роман об Иване Блатном), ставшая победителем анкеты газеты Lidové noviny 2014 года (Райнер и сам является не только прозаиком, но и поэтом. Его стихи переводятся на английский, немецкий, французский и ряд др. языков – прим. ред.). Среди конкурентов, которые могли бы попасть в номинации текущего года, значатся публикации авторов молодого и среднего возрастов Петры Гуловой и Маркеты Пилатовой, а также книги рассказов Иржи Гайичека и Эмиля Гакела. Не говоря уже о трех очень интересных дебютах – можно упомянуть о книге Pálenka («Самогон»), рассказах, навеянных румынским Банатом, где живет большая чешская община.

Вацлав Кагуда: «Ветер, тьма, настоящее» (Фото: Издательство «Второй город»)
Вацлав Кагуда стремится в романе найти причины смерти своего дедушки, талантливого конструктора, способности которого хотели задействовать представители Третьего рейха. Дедушка, по всей видимости, отказался сотрудничать с ними, и довольно скоро после встречи с гестаповцами бесследно исчез без вести. Стремление к вербовке является и одной из основных тем романа «Ветер, тьма, настоящее», насчитывающего более 700 страниц.

Магнитные поля "Магнезии"

Как правило, увенчанные лаврами «Магнезии» книги обладают более сильными «магнитными полями» в среде читателей, что сказывается и на увеличении объема продаж. К допечатке тиража игривой и раскладной «Головы в голове», победившей в 2014 г. в категории «Детская литература», несколько раз пришлось прибегнуть, например, издательству «Лабиринт». Заинтересовалась «головопедией», как эту оригинальнейшую и содержательную книгу ласково прозвали некоторые критики, и на Чешском телевидении, что весьма похвально.

- На Чешском телевидении есть интернет-отделение, которое занимается программами для детей и готовит для них онлайн игры. В их основе зачастую лежат, например, мультипликационные программы производства Чешского телевидения. Мы начали с ними сотрудничество, и они сейчас вместе с Давидом Бемом, одним из авторов упомянутой вами книги, проектируют нечто между игрой и обучающей программой по мотивам «Головы в голове». Как все это точно будет выглядеть, мы узнаем в марте.

Торжественное вручение книжных премий Magnesia Litera состоится на Новой сцене Национального театра в Праге 14 апреля уже в 14-й раз. И опять мистика чисел…

ключевое слово:
аудио