"Надеемся, что Чехия откроет нам новое будущее"

Людмила Бобровская, Марина Елинек, Вадим Гнойилек и Карел Гинтр в гостинице МВД в Червене-над-Влтавой (Фото: Лорета Вашкова, Чешское радио - Радио Прага)

В июле, побывав в гостинице в Червене-над-Влтавой, где временно проживают украинские чехи, прибывшие в рамках первого этапа реализации программы переселения земляков в Чехию, мы рассказали вам о том, с какими надеждами приехали они на родину своих предков и как адаптируются в стране. Сегодня мы продолжим данный рассказ.

76 адресов родственников

Людмила Бобровская, Марина Елинек, Вадим Гнойилек и Карел Гинтр в гостинице МВД в Червене-над-Влтавой (Фото: Лорета Вашкова, Чешское радио - Радио Прага)
Карел Гинтер решил перебраться на постоянное место жительства в Чехию вместе со своей женой и внучкой жены. Внучку зовут Марина Йелинек.

- Я закончила в Одессе педагогический университет. Хотела бы работать в этой же сфере, работать с детьми, так как я - учитель рисования. Вот приехала поступать, может еще какую-то новую профессию для себя здесь открою. Тоже хочу проживать на территории Чехии – тут совсем все по-другому. Родители и младший брат остались в Украине. В дальнейшем, если я здесь обустроюсь, я хотела бы перевезти сюда и брата, и родителей.

Карел Гинтер:

- У меня здесь двоюродный брат, который живет в Чехии со своей семьей с 1996 года. Он нас и позвал к себе. Вот оформим все документы и поедем к нему в Краловоградецкую область, район Трутнов.

Карел Гинтер: Корни чешские себя дают знать. Папа с мамой были здесь в гостях в 1976 году у своих родственников и знакомых – отец учился перед войной в Киеве на учителя чешского языка (...)

Вaм приходилось бывать раньше в Чехии?

- Я приезжал в Чехию с женой в 2005 году, а сейчас мы приехали уже для того, чтобы остаться здесь насовсем.

Пока, что и понятно, многим из приехавших проще общаться по-русски, хотя происхождение, как подтверждает Карел Гинтер, дает о себе знать.

- Корни чешские себя дают знать. Папа с мамой были здесь в гостях в 1976 году у своих родственников и знакомых – отец учился перед войной в Киеве на учителя чешского языка, и его соученики во время войны ушли в армию Людвика Свободы (1-й Чехословацкий армейский корпус – прим. ред.). Некоторые остались жить и служить в Праге – Непраш, например. Они приглашали родителей, и родители побыли здесь 2,5 месяца или даже больше. Когда папа приехал, он привез блокнот с записью 76 адресов родственников по маминой и его линии. И вот когда мы были с женой в 2005 году, мы тоже заходили по этим адресам.

Оказаться на земле, по которой ходили предки

Украинские чехи в гостинице МВД в Червене-над-Влтавой (Фото: Архив Правительства ЧР)
Людмила Бобровская - девичья фамилия Рейхртова, является уроженкой Богемки в Николаевской области Украине, основанной в 1905 году выходцами из Чехии (о деревне мы упоминали в наших передачах), и матерью пятерых детей. Все они сейчас уже находятся в Чехии. Четыре дочери, как и их родители, переехали в ЧР лишь в нынешнем году. Впервые Бобровская увидела Чехию в 2005 году, побывав на курсах чешского языка в Добрушке. Предоставим ей слово.

- На курсы методики обучения чешскому языку, организованные Карловым университетом, я приезжала дважды. До 2009 года я являлась председателем общества «Česká rodina» в Одессе, и вместе с нашим фольклорным ансамблем мы часто приезжали на земляческие фестивали в Чехию. Приезжали мы и на сокольский съезд (Sokol - молодёжное спортивное движение, основанное в Праге в 1862 году). В общей сложности я была в Чешской Республике раз шесть.

Что для вас стало главным импульсом в решении переехать в Чехию?

Людмила Бобровская: Когда я была еще девочкой, я спрашивала сама себя – почему мы оказались в Украине? Как потом выяснилось, наши предки были изгнанниками, которые покинули родину из-за своих религиозных убеждений.

- Когда я была еще девочкой, я спрашивала сама себя – почему мы оказались в Украине? Как потом выяснилось, наши предки были изгнанниками, которые покинули родину из-за своих религиозных убеждений. Они принадлежали к реформаторской общине Чешских братьев (после прибытия в 1906 году в Богемку предка нашей собеседницы, проповедника Вилема Рейхрта с семьей, в селе была организована реформированная евангельская религиозная община - прим. ред.). И во мне постоянно жила заветная мечта, невыполнимая во времена существования Советского Союза, потому что мы не могли тогда попасть на родину своих предков, оказаться на земле, по которой они ходили. И вот впервые мне это удалось лишь в 2005 году. А позже, когда ситуация в Украине настолько ухудшилась, я подумала, что мы могли бы вернуться туда, откуда пришли наши предки.

Первыми из Украины в Чехию из семьи Людмилы Бобровской переехали сын с супругой и дочкой.

- Оформлять документы, необходимые для выезда, еще до того как вышло постановление о возможности земляков с чешскими корнями, и не только из Украины, переселиться в Чешскую Республику, решили также две мои дочери. А потом уже мы сообща, всей семьей, приняли решение о переезде. Сложно ли было принимать такое решение – все-таки вы прожили в Украине более полувека?

- После того как трое моих детей приняли такое решение, я уже не колебалась. Мама моя в прошлом году уже умерла, в Украине осталась моя сестра, но ее сын также уже живет здесь и получил гражданство Чешской Республики. Так что у меня здесь и племянник, а еще в Праге живет мой двоюродный брат.

Знаете ли вы уже, где будете жить?

- Надеюсь, что в Праге, потому что здесь живут и мои дети, и мне хочется быть к ним поближе.

Те, кто могут работать, хотят работать

Украинские чехи в гостинице МВД в Червене-над-Влтавой (Фото: Архив Правительства ЧР)
Удалось ли вашим детям найти в Чехии работу?

- Нам очень помогла в этом отношении сноха, которая работает в Чехии вот уже четыре года. Наверное, она хорошо работала, потому что, начав с работы на складе, теперь уже является сотрудницей кадрового отделения. Она и помогла нам найти работу. Хочу сказать, что мы, конечно, будем стараться принести пользу Чешской Республике. Мы умеем работать: все те, кто могут работать, хотят работать, стараются найти работу. Во-вторых, это еще и чешские корни, они дают о себе знать. Вот сколько с людьми общаемся, вспоминаем свое пребывание в Чехии, и все всегда говорят – вот мы приехали впервые или второй раз, но мы себя чувствуем как дома. Тут - не чужая страна, своя, родная. Это, наверное где-то внутри.

Когда вы покидали родину - потому что там, конечно, тоже родина, были ли среди людей, с которыми вы общаетесь,также те, кто думает об участии в программе переселения земляков?

- Да, и многие родственники еще подали документы.

Сколько их, по вашим сведениям?

- Могу судить по нашему обществу из Одессы – это еще где-то человек 25 или 30.

Домом, где мы жили, это сейчас не назвать

Mногодетной является и семья Вадима Гнойилека, который приехал в Чехию с женой и тремя детьми из Дзержинска. Старшему сыну, успешно завершившему первый свой школьный чешский год в общеобразовательной милетинской школе, исполнилось 11 лет, а близняшкам Ирине и Марине - 2,5, года.

Вадим Гнойилек:

Вадим Гнойилек: К нам в гости пришли кумовья: дочка кумы, играя, разложила куклы по кругу. Ее спрашивают – а что куклы делают? Она говорит – они сейчас в бомбоубежище сидят, а когда бомбежка закончится, пойдут на улицу гулять.

- Можно многое рассказать – вот маленький сюжет из нашей жизни. К нам в гости пришли кумовья: дочка кумы, играя, разложила куклы по кругу. Ее спрашивают – а что куклы делают? Она говорит – они сейчас в бомбоубежище сидят, а когда бомбежка закончится, пойдут на улицу гулять. То есть мы живем в прогрессивном обществе, на улице - 21-й век, а такое впечатление, что вокруг нас все пылает и горит, только не все это видят и замечают. Так что старшему ребенку не пришлось объяснять причины и последствия нашего уезда, и то, что мы там оставили свой дом – домом это назвать сейчас трудно … Мы надеемся, что здесь будет наш дом в будущем, и для наших детей эта страна откроет новое будущее и новые реалии жизни.

А ваша будущая работа, как вы предполагаете, могла бы быть и по вашей специальности?

- К сожалению, работу по моей специальности я в ближайшее время вряд ли найду, потому что у меня специальность специфическая, я был офицером милиции на территории Украины. Соответственно, есть и трудности - языковой барьер и необходимость для переквалификации знания законов и юриспруденции Чешской Республики. Тем не менее, мы готовы и до этого дойти ... Мы как-бы может еще не до конца осознаем тот факт, что находимся на территории другого государства. Все немножко по-другому: и ментальность другая, и восприятие жизни идет по-другому. А в дальнейшем - все может быть.