Вацлав Гавел: Павел Тигрид и его «Свидетельство» был связующим звеном между духом французским и чехословацким

Павел Тигрид

Во вторник на одном из домов на парижской улице Croix была открыта доска, напоминающая о том, что здесь располагалась редакция чехословацкого эмиграционного журнала «Svedectvi» («Свидетельство»). В 1956 году его основал писатель-публицист, а после революции 1989 года министр культуры Чехословакии Павел Тигрид.

Первый номер начинался словами:

«Этот журнал выходит в период осуществления революции в Центральной Европе. В своем роде - это уникальная революция: она направлена не против социализма, а против страны, которая настоящий социализм предала, против Советского Союза. Эта революция ратует не за возвращение капитализма, а за возвращение свободы, справедливости и достойной человеческой жизни...»

«Дамы и господа, «Свидетельство» не был просто журналом, а Павел Тигрид не являлся обыкновенным изгнанником. «Свидетельство» было зеркалом своего времени, было мостом, передающим свободу духа чехов и словаков, было перекрестком. Павел Тигрид был душой «Свидетельства». Ему и его жене пани Иванке, без сомнения, принадлежит заслуга, что мы можем сегодня открыть эту памятную доску вместе с французами и с чехами, которые ранее никогда не смогли бы сюда попасть. Павел Тигрид и его «Свидетельство» был связующим звеном между духом французским и чехословацким», - сказал при церемонии открытия памятной доски экс-президент Чешской Республики Вацлав Гавел.

«Я думаю, что Павел Тигрид действительно был связан с Францией и французами особым способом. Очень хорошо, что и французы осознают значение личности Павла Тигрида, которое переходит за границы Чехословакии».

Вацлав Гавел и Ивана Тигридова в Парижи (Фото: ЧТК)
Издание журнала «Свидетельство» Павел Тигрид прекратил в 1992 году.

«Это последний номер журнала, который издавался беспрерывно в течение 37 лет. Так, немного символично, заканчивается эра одного журнала и одной республики, которая называлась ЧСФР. Всему свое время - и этому журналу. Будут другие, с иным пониманием и иной целью. Почти полстолетия этот журнал подавал свидетельство об одной эре. Она закончилась. Благодарим сотрудников и читателей за преданность», - было написано в последнем номере.

Павел Тигрид - Павел Шонфелд родился в Праге в 1917 году в еврейской семье. В 30-х годах 20-го столетия, во время учебы на юридическом факультете пражского Карлова университета, он руководил студенческим журналом, что предопределило его дальнейший путь публициста. В 1939 году перед нацистской оккупацией Павел Тигрид эмигрировал в Великобританию.

В одном из интервью Павел Тигрид вспоминал о том, как он вместе со своим другом в 1939 году покидали страну. В качестве транспортного средства они избрали мотоцикл.

«Это правда. У меня была Ява, на которой я ездил по Праге. Мы были молоды и дерзки. В Гестапо мы притворялись словаками. Один глупый гестаповец нам выдал разрешение, которое было точно таким же, как для Словакии, так и для Польши. Раз у нас был мотоцикл, то мы сели и ехали через Германию в Голландию».

Вацлав Гавел
В Лондоне Павел Шонфелд работал на ВВС в чехословацкой редакции. Именно здесь, в качестве псевдонима начал пользоваться своим студенческим прозвищем - Тигрид.

В 1945 году, после возвращения в Прагу, это прозвище стало его официальным именем.

Никто из родственников Павла Тигрида, оставшихся во время оккупации в Чехословакии, - не выжил во время холокоста. До 1948 года писатель-публицист Павел Тигрид работал в министерстве иностранных дел Чехословакии. Но коммунистический переворот во второй раз заставил его покинуть свою родину. Лишь счастливое стечение обстоятельств помогло избежать трагедии - приказ тайной коммунистической службы StB попал на пограничные пункты всего через пару часов после того, как Павел Тигрид пересек границу.

После короткого периода работы в мюнхенской штаб-квартире Радио Свободная Европа, Павел Тигрид уехал в США, где в 1956 году основал журнал «Svedectvi» («Свидетельство»). В 1960 году переезжает в Париж, а вместе с ним во французскую столицу перемещается и издание одного из самых значительных журналов чехословацкой эмиграции. Именно за его издание, как за антипартийную деятельность, в 1967 году в Чехословакии Павел Тигрид заочно был осужден.

Возвращение на родину для Павла Тигрида стало возможным только после революции 1989 года. В страну он вернулся одним из первых, приехав на инаугурацию президента Вацлава Гавела.

Борьба с коммунизмом и коммунистическими идеями было главной темой Павла Тигрида. Тема чешских коммунистов была затронута и в одном из интервью, данном Чешскому телевидению.

«Если бы это были какие-нибудь дубчековцы. На них еще можно было бы закрыть глаза. Но с этими коммунистами, с этой партией, которая была одной из самых кровавых, трусливая, подлая... Эту партию, или ту, которая стала приемником и ни о чем не сожалела... Эту партию люди еще выбирают.

Для меня, искренне сказано, это самое большое разочарование в этой стране и людях, которые избирают коммунистов.

Признаюсь, я был за подведение определенной черты за прошлым, не толстой черты, но все-таки. Потому что мы, кто здесь не был, не имеем права судить поведение других. Я этого не делаю и отвергаю подобное. Я не знаю, что бы было со мной, если бы меня мучили в коммунистическом гестапо, что бы сделал и кого предал... Но... Люди не поучительны. Но, осторожно. Вам это говорит старый пан. Не заигрывайте с этим. В этом суть демократии. Если коммунисты будут сильными, то появятся и последствия. Такова эта игра».

Несмотря на все существующие в Чехии трудности о будущем своей родины Павел Тигрид всегда говорил с большим оптимизмом.

«Здесь есть огромная сила порядочных людей. И я абсолютно уверен, что через поколение, это будет прекрасная страна, о которой каждый, подобно мне, эмигрировавший чех будет говорить с гордостью, что он из этой страны».

До самой своей смерти в 2003 году Павел Тигрид сохранил свой оптимизм.