Когда Жижка был ефрейтором

Jan Žižka

Если на улице моросит дождь, а на душе легкая тоска сменяет меланхолию, это значит, что наступила осень. И пусть календарная осень от нас еще далеко, но осенние ощущения мы можем начать коллекционировать уже сейчас. И, кстати, не придумать лучше занятия в дождливый день, особенно, если он пришелся на 1 сентября, чем посетить урок чешского языка.

Фото: Штепанка Будкова, Чешское радио - Радио Прага
Мне кажется, что в День знаний нет лучше книги для прочтения, чем энциклопедия. Ведь именно в ней концентрация знаний на квадратный сантиметр чрезвычайно высока. А ведь есть и такие люди, которых мы называем «ходячей энциклопедией. А вот в Чехии их принято называть živoucí encyklopedie– «живая энциклопедия».

Ну, а есть и такие люди, которые не то что кипят знаниями, но даже и книг не читают. При этом они многозначительно утверждают, что живы и без такой ерунды: já to nedělám a jsem také živ– «я этого не делаю, однако живу», - хвастаются они.

Фото: Европейская комиссия
На самом деле, можно много чего не делать и оставаться живым. Другой вопрос, каково будет качество такой жизни. Некоторые вон перебиваются, как сами утверждают «из руки в рот»: být živ z ruky do úst– «быть живым из руки в рот». Мы бы в таком случае констатировали печальный факт, что человек перебивается с воды на хлеб.

Кто-то с воды на хлеб перебивается, а у кого-то, может статься, и воды-то нет. Умирает человек от жажды. В Чехии почему-то считается, что сильнее всех на свете хочет пить… балка! Так и говорят: má žizeň jako trám– «он испытывает жажду как балка». Вот и поди пойми, что имелось в виду!

Jan Žižka
Хотя, если задуматься, это выражение, наверняка, очень старо, ведь балки – это довольно древнее изобретение человечества. А вот о том, что было действительно в незапамятные времена, как сказали бы у нас – при царе Горохе, чехи говорят: když byl Žižka frajtrem– «Мне кажется, что в День знаний нет лучше книги для прочтения, чем энциклопедия. Ведь именно в ней концентрация знаний на квадратный сантиметр чрезвычайно высока. А ведь есть и такие люди, которых мы называем «ходячей энциклопедией. А вот в Чехии их принято называть živoucí encyklopedie– «живая энциклопедия».

Фото: Архив Чешского радио - Радио Прага
Мы сегодня уже упоминали о худом житье-бытье. Оказывается, в Чехии социальный уровень человека измеряется ничем иным, как корытом. Про того, кто живет впроголодь, здесь говорят: má vysoko do žlabu – «ему высоко до корыта». Между тем, про тех, кто занял доходное местечко поближе к кормушке, здесь скажут: být u žlabu– «быть у корыта». И все-таки мне кажется, это как-то не по-человечески – кормушки, корыта…

Но кому-то может быть абсолютно все равно, считают ли его скотом или человеком, главное – доходы превышают расходы. Таких вот невозмутимых здесь описывают с точки зрения анатомических особенностей: nemít žluč– «не иметь желчи»,- именно этим объясняют чехи такое вот хладнокровие.

Ну, а на сем я с вами и распрощаюсь, пока во мне случайно желчь не закипела! ». Если вы успели подзабыть, что Ян Жижка – это знаменитый чешский полководец и национальный герой чешского народа, живший в 14-15 веках, что, впрочем, не так уж давно по сравнению с царем Горохом, о котором современная история умалчивает.