Вацлав Моравец: «Журналист – это фильтр»

Вацлав Моравец

Сегодня мы продолжим разговор с самой популярной персоной чешской телевизионной публицистики – Вацлавом Моравецом, ведущим телепередачи «Вопросы Вацлава Моравеца». Именно он блестяще представляет новое поколение тележурналистов, которые пришли на смену «говорящим головам» эпохи коммунизма. Вместе с ним мы посмотрим на чешский сценарий перехода к современной прогрессивной журналистике, что может быть поучительно для тех, у кого такой переход пока только в планах.

- Господин Моравец, что было самым тяжелым при переходе журналистики на демократические рельсы? То есть понятно, что СМИ перестали быть инструментом пропаганды, но расскажите, как новые принципы пошагово внедрялось на практике?

«Самое важное и тяжелое было - понять основные правила функционирования СМИ в условиях либеральной демократии. Просто понять и принять, что журналист не смеет говорить народу, о чем думать. В нашей системе журналистики до 1989 года, как и во всех авторитарных режимах, речи не могло быть о свободном обмене информацией. Поэтому основное правило, которое внедрялось после 1989 – отделить новости от изложения точки зрения, публицистику от репортерства. И у нас это получилось».

- Каков же следующий шаг?

« Следующим важным шагом было возникновение новых частных СМИ, по которым все изголодались, в частности работодатели, которым нужна была новая рабочая сила. Кроме того, журналист, который работает на коммерческие СМИ – это фактически новая профессия. А последний этап – это оцифровывание радио- и телевещания. Так что мы не только переходили от диктатуры к демократии в плане журналистики, но еще осуществляли сложный и трудоемкий процесс перехода от аналоговых СМИ к цифровым».

- И вот сейчас, когда чешская журналистика набирает обороты, какой жанр вы можете определить как самый сильный в ней – инвестигативная журналистика, аналитика или что-то еще?

Вацлав Моравец (Фото: ЧТК)
«Самый сильный... В разных областях есть профессионалы, это без сомнения. Если мы посмотрим на состояние чешской журналистики сейчас, 20 лет после ноября 1989, то скачок огромный. Пришло новое поколение молодых журналистов, которые отлично делают свою работу, будь то программа на общественном телевидении «Репортеры ЧТ, или передача телеканала Нова «Своими глазами». Так что было бы несправедливо, если бы я назвал какую-то одну область. А наши заграничные репортеры – вообще молодцы. Я бы навскидку назвал Ганку Кофранкову в Берлине или Йозефа Паздерку в Москве».

Если не считать пробы пера в региональной печати, настоящей журналистикой Моравец занялся в начале учебы в Карловом Университете, то есть именно тогда, когда политический режим резко поменялся. Моравец принадлежит к «поколению детей Гусака», как его называют, то есть к семидесятникам, по тогдашней фамилии первого секретаря ЦК КПЧ Густава Гусака. Поскольку в то время молодых незашоренных журналистов не хватало (многие ветераны покинули работу из идеологических соображений, других выгнали), то он и многие его сокурсники пошли работать уже с первого курса. «Благодаря этому, мы попали на такие места и заняли такие позиции, о которых наши бабушки и дедушки могли только мечтать, - говорит Моравец».

-Сейчас, когда информация заполонила все кругом и ее просто тяжело переваривать в таком количестве, факт перестал быть основой журналистики. Что же теперь требуется от журналиста, если не приносить в зубах факты?

«Найти в этом море информации самую существенную. Я как-то читал страшно занимательную книжку Нейла Постмана, это социолог и специалист по теории коммуникаций. Книга называлась «Веселимся до смерти». Он черпает и из других авторов, в частности, из Олдоса Хаксли и Оруэлла. И вот он задается вопросом, что хуже – жить в тоталитарном режиме, где информацию фильтруют за тебя, или в мире, где столько информации, что ты в ней утопаешь и так устаешь от нее, что перестаешь воспринимать. В этом информационном буме, который мы проживаем, отделить зерна от плевел очень тяжело. Это и есть главнейшая задача журналиста – не утопнуть и научиться распознавать, что важно, а что второстепенно. Если он, конечно, работает на общественные СМИ. Я так говорю, потому логика у коммерческих масс-медиа другая. Рано или поздно они скатываются к бульварной тематике, потому что их основная задача – заинтересовать как можно больше потребителей. Хороший журналист должен избавить потребителя от информационного балласта, который в обилии ему предлагается».

- То есть вы фактически утверждаете, что журналист должен взять на себя роль того же фильтра, как и государство в условиях диктатуры?

«Это будет зависеть и от читателя-слушателя-зрителя, потому что он в конечном итоге тоже должен научиться есть не только то, что ему предлагают. У потребителя большой разнообразный выбор, журналист же должен еще раз перепроверить факты, прежде чем передавать их людям».

-Что бы вы посоветовали тем журналистам, которые не могут работать в условиях диктатуры? Остаться или уехать?

«Не терять надежду. На примере Чехословакии мы видим, что со всеми ошибками и побочными эффектами, все-таки свободный обмен информацией и качественная журналистика – это очень важная часть общественной жизни. Я могу себе представить, как это тяжело. У меня к эмиграции двойственное отношение. С одной стороны, я не знаю, как это оставить родину и уехать – ну не могу себе этого представить, с другой стороны, если бы мне запрещали вообще делать то, что я люблю, и заставляли лгать, смог бы я? Не знаю, на самом деле, тупиковый для меня вопрос. Так что - не терять надежду и работать над переменами, которые приведут к лучшей жизни».

- Что вы думаете насчет понятия «объективность в журналистике». Не поменяло ли оно свой смысл и не утратило ли его? И что значит – быть объективным?

«Это какая-то недостижимая цель. Хотя бы потому, что сам журналист – есть субъект, который оценивает то или иное событие. Но это не значит, что к этому не надо стремиться. Собственно, это пожелание, чтобы СМИ, насколько это возможно, не принимали какую-то одну сторону и на разные события предлагали разные точки зрения. Однако все же для демократического общества, гражданского общества роль СМИ незаменима, и СМИ должны с этим термином «объективность» работать и наполнять его содержанием».

- И все-таки журналист – зависимая профессия?

«Журналист зависим, без сомнения. От многих вещей, в первую очередь от тех условий, которые ему ставит источник, на который он работает. Поэтому и СМИ сами по себе должны быть максимально независимы, поэтому у нас есть Чешское телевидение и Чешское радио, общественные СМИ, которые частично финансируются из налогов потребителей и потому не так зависимы от рекламодателей. Равно как и журналист, который занимается чем-либо еще кроме журналистики, должен отдавать себе отчет, что этим самым он может стать еще более зависимым и попрать журналистское беспристрастие».

А я закончу сообщением о том, что в Чехии вскоре откроется первый музей журналистики. Он будет располагаться в пражском Летнем дворце, что в парке на Стромовке. Произойдет это после реконструкции дворца, которая завершится предположительно в 2013 году. С 1946 года в Летнем дворце складируется литература и подшивки газет, на сегодняшний день там собрано около 200 редких экспонатов, связанных с историей развития чешских СМИ. В будущей экспозиции, составлением которой займется Национальный музей, вероятно, будут представлены около 20 изданий, популряных в Чехии в разное время. Согласно статистике, в 80-х годах прошлого века в Чехии успешно работали 1 500 периодических изданий, сегодня же их количество доходит до 3 500 и продолжает увеличиваться.